Меню
Войти

НОВОСТИ

НОВОСТИ

#сетевой_улов #леня_карлов #безмен #альтерлит

С автором наши читатели уже знакомы по рассказу «Холодец». Его рассказ «Безмен» - о талантливом маргинале, который в силу своих «особенностей» не способен найти себе вторую половинку. Проще говоря - бабу. И хоть его приятель и берется помочь Безмену в безнадежном деле поиска девушки, но та, разумеется, срывается с крючка. Стиль текста - довлатовский, но, тем не менее, автор очень и очень узнаваем. Чем и подкупает. 

 



Лёня Карлов: Безмен



Обычно свои черновики я показывал Безмену по четвергам. Вальку знал многий журналистский люд и некоторые мои фельетоны мы благополучно пропивали через его знакомых в местные издательства. Но звонок раздался в воскресенье:

⁃ Есть вопрос, забегай, - не здороваясь выпалил в трубку Безмен.

⁃ Спроси у кого-нибудь другого. Сегодня суббота, мне дурно, хочется на юг и почему-то мерзко отрыгается рябиной.

⁃ От меня Алла ушла.

⁃ Не драматизируй.

⁃ Ты мне друг?

⁃ Валька, ради Бога, вы знакомы два понедельника, и это не повод  спекулировать нашей дружбой.

По дороге к нему я заготовил самые изощрённые проклятия, но Безмен открыл дверь с лицом искренней растерянности. Я снял обувь, носки противно прилипали к полу.

⁃ Слушай, а почему пол липкий?

⁃ Варенье разбавлял водой. Водку запивать.

⁃ Раньше не замечал за тобой подобной трусости.

⁃ Это Алке. День рождения у неё вчера был. Решил в первый раз пригласить к себе. Отпраздновать, так сказать, по-домашнему.

⁃ Она пьёт водку?!

⁃ Нет. Как оказалось.

⁃ А почему не поинтересовался заранее?

⁃ Бюджет был ограничен.

Безмен достал из пакета розовые шлёпанцы и кинул мне под ноги.

⁃ Не буду я их носить. Цветовая гамма не моя. Да и размер.

⁃ И она так же сказала...

⁃ Постой, ты хочешь сказать, что это был ПОДАРОК?

⁃ Говорю же, - хотел по-домашнему!

На кухне стол был покрыт старой выцветшей шторой. Композицию «сДнёмрожденияАлла» символизировали водка, разлитая в бокалы под мартини, кувшин с вышеупомянутым разбавленным водой вареньем, с устойчивой хлорной пеной по краям, и ваза с одеревенелой болотной икебаной.

⁃ Ты подарил ей ...камыш?!

⁃ Это рогоз.

⁃ А почему их два..?

⁃ По замыслу хотелось объединить простейшую форму жизни с высокой поэзией, поэтому за гербарием шёл Асадов. С выражением. «Я любить тебя буду, можно?»

⁃ Тьфу! Валя! Кто научил тебя подобной пошлости!

⁃ Ты прав, Лёнька. Вот, и я, думаю, - последовательность подачи была не та. Надо было с поэзии начинать...

Валька сопя наскоро вымыл пол. Я сварил суп из пачек. Горло сопротивлялось тёплой водке, которую из фужеров пить было затруднительно.

- Лёнь, как ты считаешь, я могу привлечь внимание?

- Вопрос бестактный и требующий уточнения - кого? Бродячих псин, общественности, или органов правопорядка?

- Женщин!

- У тебя рубаха есть, в голубую строчку. С этим пиджаком - точно все бабы твои. Валька пристально посмотрел на меня, откинулся на спинку стула, закинул ногу на ногу, прикурил:

- То есть, как мужчина я им понравиться не могу, так по-твоему?

- Что ты пристал. Но если бы я был женщиной, то мне - вряд ли.

- А ты коварен, Лёнька.

- Как и все женщины.

- Хорошо. Неказистость поправима дорогим гардеробом. Провожать ведь, в любом случае, будут по уму. Общая картина ясна. А что из индивидуальных положительных качеств ты во мне ценишь?

- Ты хороший друг. И трепло, но без зла.

- Я тебя спрашиваю как женщину.

- Ты охренел, Безмен! Сейчас дуршлагом висок проломлю!

- Извини, старик, переживаю. Допустим, я серьёзен. Это вызывает уважение, хотя бы на первых порах?

- Бабки у твоего подъезда тоже всегда на первых порах серьёзны. А я их не уважаю. Лучше дави на жалость, Валька. Ты весь такой открытый, но...неухоженный, что ли. Вся твоя неуклюжесть умиляет, лично меня. Но, что-то ты должен уметь как мужчина.

- Это я то не мужчина?! - Валька перегнулся ко мне через стол, - Да если б она только знала! Лёха, я ради этой встречи с ней украл огнетушитель из Бюро занятости и продал! Это поступок, скажи?!

Безмен ударил по столу ладонью. Недовольно дрогнуло стекло. Несколько окурков выпали из плоской, металлической пепельницы.

- Я не это имел ввиду, Валь, не истери.

- А что ?!

Мужик должен уметь извиняться. Даже за мелочи. Пошли звонить Алке. Хотя, нет. Дадим ей немного остыть, да и ты к завтрашней возможной амнистии должен быть членораздельно трезв.
Безмен выдохнул:
- Думаешь, есть еще надежда всё вернуть..?
- А что ты туда вложил, чтобы возвращать? Пошли отдыхать. Всё завтра.
Валька отдал мне свой диван, себе достал из кладовки раскладушку.
Спать легли не прощаясь.
Утром он несколько раз заглядывал в комнату, выжидал пару секунд в надежде, потом снова уходил. Мне передавалось его волнение.
- Да заходи уже, изжога! - в какой-то момент не выдержал я.
Валька прошел к окну и открыл форточку. В комнату потянуло сквозняком и смрадом горящей помойки. Улица раздражала скрипом железных качелей и детским плачем. Через двор медленно двигался молоковоз, оповещая жильцов о своем прибытии протяжным хриплым сигналом.
- Кстати, Безуглов, а что у нас сегодня на завтрак? Кофе сейчас был бы прекрасной альтернативой твоей хмурой роже.
Меня всегда забавляла реакция Безмена на подобные вопросы. Валька открывал рот, набирал  воздух в неполные легкие курильщика, замирал, смотрел сквозь меня, обдумывая ответ, потом делал большие глаза, губы свистком, и шумно выдыхал, мимически объясняя, что отвечать сегодня за него будет Борис Бурда.
- Ты издеваешься?
- Я редко с утра бываю гуманистом, и тебе это известно. Тем более, учитывая как ты коварно вовлек меня в свои шашни, - я имею полное право быть капризным. Как ты вообще рассчитывал на её расположение, если у тебя даже растворимого кофе нет.
- Я его не пью.
- Знаешь, Валентин, есть вещи, которые нужно иметь в доме, на всякий случай. Показывай шмотьё. Будем создавать тебе образ скупого рыцаря.
Безмен открыл шкаф. Содержимое его больше походило на остатки съемочного реквизита. В левой половине, цветным бутербродом, жались друг к другу две клетчатые летние рубашки, стройотрядовская выцветшая куртка и бежевый плащ. Замыкал гражданскую безвкусицу армейский китель с сержантскими погонами и аксельбантом. Правую же половину занимал скрученный полосатый матрац с грыжами из свалявшейся ваты.
- Ты сейчас хвастаешься нестяжательством? А где же всуе упомянутый вчера «дорогой гардероб» ?
- Там в комоде еще есть.
- Вываливай всё. И рыло побрей.
Я нашел в холодильнике половину батона и три яйца, пожарил яичницу и позвал Вальку.
- Ну, как? - услышал робкое за спиной. Я повернулся. Безмен стоял в проходе. На нем была бордовая водолазка, из под серых шерстяных брюк нагло торчали синие полосатые носки. Беспорядочные волосы были насильно разложены мыльным раствором на идиотский пробор, подбородок кровоточил сквозь клочок газеты, на лице застыла застенчиво - вопросительная гримаса.
- Ну?! - спросил Валька еще раз нетерпеливо, оглядев себя критически.
- Если она перед тем, как открыть дверь, предварительно посмотрит в глазок, то шансов у тебя точно нет. Вполне допускаю, что соседи и наряд вызовут.
Безуглов сник. Закурил, подошел к окну и достал лежащую между оконными рамами бутылку «Сливовой».
- Зря всё это, - столбик пепла упал на пол. Валька растер его носком.
- Если бы это сейчас произнес глас Божий, то я бы не имел претензий. А твои аргументы беспочвенны и являются следствием абстиненции. Звони, нечисть, и договаривайся о встрече.
Валька неуверенно набрал номер и закрыл глаза. В трубке слышались длинные гудки вызова. Вдруг он вздрогнул:
- Алла…это Валь…Валентин. Вчерашнее…выражение чувств было ошибкой! То есть, не совсем ошибкой! Вернее, не тебе!
Я вырвал трубку.
- Алла, здравствуйте,  это Леонид, - друг этой «ошибки».
- Здравствуйте, Леонид. Вчерашнее, как он говорит, выражение чувств выглядело, как Вам сказать, - несколько…унизительно. И вообще, знаете…
Я не дал ей договорить.
- Уже извещен, в покаянных деталях, и прошу только об одной извинительной встрече. От себя обещаю выступить наблюдателем от ООН.
Алла засмеялась:
- Хорошо. Рядом со мной есть кафе-мороженое, Валентин знает. Давайте там, часов в восемь.
- Благодетельница! Жаль, что Вы сейчас не видите рыдающего Безуглова. Поверьте, ему свойственны переживания. Будем в восемь в кафе! - я нажал сброс и триумфально посмотрел на Безмена. В глазах его застыл ужас.
- КА-ФЕ..?! Лёня, КАФЕЕЕЕ?!
- Бл! Да, Безмен, кафе! И это единственная возможность, которая увеличивает шансы убедить ее в том, что твой идиотизм - это редкость и зависит исключительно от смены погоды!
- Денег же нет…
- Звони Адамчуку. Сейчас ему что-нибудь продадим. Из неопубликованного.
Валька оживился. Набрал номер, передал мне телефон и прикуренную сигарету.
- Аллоооо, - отозвался на том конце вальяжный голос.
- Привет официальной прессе, от свободных писак.
- Свободных от чего?
- От репрессий главреда, допустим. Слушай, Костя, есть пару рассказов. В условиях крайней нужды отдам оба по цене одного. Если нет, - позвоню Новикову.
- Шантаж неуместен, Новикова уволили. Излагай.
- «Случай в Кубинском порту» и «Лесничий - товарищ Нина». В первом несчастная международная любовь, почти «Юнона и Авось». Во втором убийство двух или более лиц вблизи государственной границы в зимний период, чистый патриотизм. Всё как ты любишь, с соплями и моралью.
- Оставь Вальке, я заеду на неделе.
- Погоди, пара моментов: субсидии в виде спиртного не принимаются. И деньги нужны сейчас.
- Сколько?
- Эквивалент ужина на троих в приличном общепите.
- Странно, как это я проморгал тот момент, когда ты вдруг стал мне дорогим как автограф Катаева? Успевайте до пяти, потом я в бане.
На улице темнело. Из вытяжки подвальной пекарни несло свежим хлебом. Мы вышли из арки на проспект. Здесь уже вовсю горели фонари, навстречу шли румяные граждане с лыжами наперевес, молодая пара, поскользнувшись, смеялись и пытались безуспешно подняться.
- Я понял секрет твоей нелюдимости, Безмен, - у тебя окна во двор выходят.
Прошли мимо кинотеатра.
Может в кино пригласить, на последний сеанс успеваем, - Валька заметно нервничал.
Исключено. Тебе сейчас необходим диалог, а не тяготящее молчание. Да и перегар будет чересчур выразителен в замкнутом пространстве. Лучше в кафе. Там музыкальный фон и едой воняет. Когда я вас оставлю наедине, Безуглов, ради мира во всем мире, - не рассказывай анекдоты и стихи. И то, и другое тебя дискредитирует даже передо мной, хотя я твой друг. Ты же начитанная сволочь, расскажи пару историй «из жизни замечательных людей». Старайся избегать любовных тем, ты в них некомпетентен, но и уходить от ответа при помощи «Бог его знает» - тоже не вздумай, беседа может перейти в религиозное русло, что непременно вызовет спор.
- Как тогда быть? - раздражался Безмен.
- Покашливай и сетуй на недавнюю слякоть. Болезни всех объединяют. Кстати, - на, - я достал пару мятных конфет, - это тоже на случай неловкого молчания. Короче, не бзди, извинения приноси кратко, без сентиментов. Я посижу немного и сошлюсь на ночное дежурство.
- Где..? - наивно удивился Безуглов. Я остановился и посмотрел на него. Ни тени иронии. Валькина простота была его благодетелью.
- На метеостанции! Какая ей разница где! - я сам начинал нервничать, уже предполагая исход встречи.
- Пришли, - оборвал Валька, указывая кивком в сторону освещенного крыльца.                                                                                                   
Мы обстучали о порог налипший на обувь снег, Безмен распахнул дверь. Плакаты на стенах красноречиво напоминали о статусе заведения: на первом дети с кукольными лицами неубедительно радовались мороженому, второй утверждал, что «бутылка молока нейтрализует яд трех папирос». Зал был практически пуст. Двое молодых людей помогали девушкам попасть в рукава пальто, продавщица безразлично зевала в кулак, искоса поглядывая на часы.
Алла уже сидела за столиком у окна.
- Вечер добрый, мужчины! Алла, - она улыбнулась, подула в ладони, растерла их и протянула для рукопожатия левую руку. Милая, немного взволнованная. Светлые волосы, казавшимися мне издалека каре, были заложены за крупную вязь темно-синего шарфа.
- Давайте пересядем к противоположной стене. Тут из окна немного дует.
Мы пересели. Валька стал излишне суетлив и сразу направился к стойке.
- Кому что?  - крикнул он.
- Мне обычный молочный, - заказала Алла.
- Мне стакан томатного, - ответил я, укоризненно посмотрев на Вальку. Но по нему было видно, что он предпочел был сейчас провалиться ко всем чертям, лишь бы не встречаться с Аллой даже взглядом.
- Думаю, оставим приличественный официоз и перейдем сразу к осмотру трупа?
- Я согласна, - Алла стала серьезной, - знаете, Леонид, мы не будем с ним вместе. Ваш образ жизни прекрасен ровно на месяц. Далее подразумевается этап взросления отношений, у него - пробел. Мне нужен мужчина, а он уязвим, как ребенок. Завтра будет обещать, что встретит меня с работы, но пропадет. А знаете почему? Потому что денег на цветы у него не будет. Боже, абсурд... Не спорю, он наделен прекрасными человеческими качествами: добродушием, искренностью, где-то даже неуместным самопожертвованием. Но всё это имеет характер какой-то чрезмерности. Мне не нужно сиюминутного смертельного подвига. Я хочу умирать от Альцгеймера, но вместе и в глубокой старости. Вы же сможете ему всё объяснить…потом?
Она замолчала. Противно работал миксер, добросовестно разбивая куски мороженого. Я понимал Аллу. Безуглов был и останется редким оранжерейным цветком, а его одиночество всегда будет иметь регулярную форму «До востребования».
- Не переживайте. Давайте доиграем сегодняшний спектакль, а я постараюсь ему позже доказать вашу зодиакальную несовместимость.
Валька принес напитки. Мы наигранно чокнулись и поздравили друг друга с Наступающим.
- Закрываемся, молодые люди, - крикнула продавщица вытирая стаканы.
- Всего доброго, мальчики. Рада была знакомству, Леонид,  - Алла вновь подала нам руку прощаясь.
- Я…провожу? - робко спросил Безмен.
- Нет, Валентин. Тут близко, я еще к маме обещала забежать, - быстро ответила Алла.
Мы закурили, дождались пока ее серое пальто не скрылось в переходе и молча двинулись к трамвайной остановке. Уютно желтели витрины магазина, запоздалые прохожие спешили под закрытие купить что-то к завтраку. Подошел грохочущий морозным железом трамвай. Мы поднялись на заднюю площадку.
- Сядем? - попытался я завести разговор.
- Холодно, - спокойно отозвался Безмен.
- Можем поочередно, на коленях друг у друга.
- Что она сказала..? - царапая замерзшее окно спросил Валька.
- Сказала, что уезжает. В командировку. Надолго.
Валька помолчал и выдохнул:
- На метеостанцию. Наверное.
Мы засмеялись.
- Там деньги еще остались. Много. Как с ними быть?
- Купи, наконец, кофе домой, Безуглов. А то придешь в гости, а у тебя - шаром покати!

(с) https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=553472702298209&id=1

КОММЕНТАРИИ
Вадим Чекунов 
13.01.2021 12:33:24

Ну что сказать... Текст - сплошная болтовня. Нет, диалоги могут украшать текст, да, но их, диалоги, нужно уметь писать.

И в это умение входит еще и чувство меры в диалогах. У уважаемого автора, как мне кажется, нет ни того, ни другого. Пожелаем ему успехов в овладении этим нелегким мастерством. 





Я с Вадимом Чекуновым категорически не согласен, но его точку зрения принимаю со всем уважением.




Polusuhoy 
13.01.2021 13:00:14

Рассказ из серии "и я так могу". Удачные авторские находки (различной степени удачности) действительно чередуются с излишествующими словесными конструкциями прямой речи. Но с характерами все лучше, чем с диалогами, например. Стиль автора я не узнаю, ибо это первый мной прочитанный рассказ. И не покидает ощущение, что это все можно изложить, потратив меньшее количество знаков (не значит, скупее), но это я так, на себя примеряю. 




Sergo 
13.01.2021 18:55:27

Всё взаправду. В будущем Безмен станет психиатром или психотерапевт ом или философом. Скорее всего будет одинок. Его друг уедет за границу и будет вполне прилично зарабатывать. Про женьться тут пятьдесят на пятьдесят. Алла выйдет замуж за простого парня, родит двоих прекрасных ребятишек и будет считать, что она необыкновенная. Мужчины штабелями укладываются перед её обаятелностью и привлекательностью. Хороший рассказ.



Kremnev207 
16.01.2021 22:45:26

Читать было интересно, диалоги афористичны ну или с претензией на афористичность. В жизни так можно говорить только с близким, настоящим другом, который тебя понимает с полуслова и ты его. Уютный рассказ и время вроде СССР - кафе мороженное....а язык вот современный.






ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ