Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
Дед Фекалы4 vip
30.04.2014 13:13:29

Эму-триптих

Былое

Эму — она и была эму, и совсем не то, что вы подумали, а страус эму. Впрочем, я до сих пор не знаю, какие ещё бывают страусы, просто как-то на слуху, страус эму, да страус эму.
Заведующая гарнизонной библиотекой и была похожа на страуса, на эдакую габаритную курицу, с глупым взглядом круглых глаз, длинной жилистой шеей и спиной, покатой, как могила Джимми Хендрикса. Так что погоняло Эму прилипло к этой сухопарой тётке мгновенно.

А начиналось всё так. Мы, группа выпускников офицерских курсов, были откомандированы в зауральские ебеня, на заброшенный полигон крохотной в/ч, затерявшейся на бескрайних просторах бывшего СССР. В программе практических занятий была имитация действий вероятного противника при помощи разных там электронных шняг, а нас, значиццо, пеленговали и вычисляли. Это и была наша учёба, а попутно и тренаж подразделений радиоразведки. Все шло через пень-колоду и, в конце концов, эта бодяга затянулась на несколько месяцев.

Гарнизон при полигоне представлял из себя отару в полста голов нижних чинов, десятка засаленных прапоров, и полудюжины офицеров-дорожников. Вот и весь личный состав. Командир части, кстати, был супругом библиотекарши, исполнявшей роль негласного цензора солдатской переписки, да и вообще, как мне сказали, она была серым кардиналом этого ниибацца гарнизона. Мерзкий типчик был её муженек, я вам скажу: то ли уйгур, то ли бурят с изрытым оспинами лицом и башкой, как казан для плова. Сосланный когда-то в медвежий угол за служебное несоответствие, этот смешной майоришко попытался вмешиваться в учебный процесс с предъявами на казённый спирт, который нам был жизненно необходим для протирки координат пеленга и юстировки РЛС. Но после короткой , но ненормативной дискуссии с нашим вожатым, Батый быстро просёк, что легко получит по кумполу штабным семисвечником и резво съебал на коротких кавалерийских ножках в солдатские сакли, для шмона дембелей.

Тошнить от запаха тайги и тумана, никотиновых кунгов меня начало уже через месяц, вот и зачастил я в местную избу читальню, к страусихе. Гарнизонная библиотека, как гордо значилось на шильде, была не более чем стоящем на отшибе бревенчатым домиком с печным отоплением. В обстановке убогого выбора годовых подшивок пожелтевших газет , бестселлеров серии «Библиотечка солдата и матроса» и было принято единственно приемлемое решение — охмурить майоршу, оставив памятный след в её душе, иссохшей по интеллектуальной мужской ласке. Ну а для меня архиважно было снять сексуальное напряжение, вызванное вредным допплеровским эффектом , ежедневными контактами с линией Кармана и пребыванием в ионосфере.

Дело оставалось за малым: как подступиться к этой сухопарой и идеологически правильной кардинальше с массивной челюстью и хищным прикусом. Случайно мой взгляд упал на газетную статью известной Татьяны ТЭСС одной из центральных газет. Решение было принято в сей же момент, мгновенно был выпущен пристрелочный снаряд или, как говорят у нас, у электронщиков, дадён потенциал на параболы. Эму сразу заинтересовал мой рассказ о семейной дружбе с известной журналисткой. Сняв очки в монументальной траурной оправе, она с интересом вступила в беседу. Через неделю нашего общения лёд был растоплен, но этого было недостаточно, да и подруга семьи вместе со всей известинской редколлегией как-то исчерпали себя. Пришлось срочно выдвинуть ударные подразделения и наметить направление главного удара. В этом мне помогли двоюродный дядя Илья Глазунов и свояченица Агния Барто. Отношения перешли в новую фазу. Мне даже было позволено лицезреть фотографии сыновей- суворовцев, а также молодого скуластого офицерика с казаном, уже покрытым благородной патиной. Да и сама библиотекарша в молодости имела довольно-таки товарный вид, чем видно и покорила в своё время эпикантуса.

Играть ва-банк я начал после окончательной рекогносцировки с участием резервных сил. В точку прорыва был выдвинут папа, диктор ЦТВ Игорь Кириллов, бросивший меня во младенчестве, и мамина кузина, известная актриса Фаина Раневская. Кароче, я включил свою фантазию на total power. В моменты романтического дрейфа по страницам моей биографии избушка превращалась в раскачивающийся вагон состава дальнего следования, в океанский лайнер и кремлёвский дворец съездов одновременно. В линзах майорши отражались огни больших городов и праздничные фейерверки, помпезные кортежи генсеков и рубиновые звёзды кремля, презентации известных писателей и встречи с « огоньковской» редколлегией. Ароматы невиданных яств и звон благородного хрусталя наполнили бревенчатый домик. Иерихонские стены рухнули. Через месяц я уже заезжал страусихе с дворового фасада, растянув её на столешнице и зацепив массивным подбородком за кромку стола. У неё было шерстистое дупло, истосковавшееся по никогда не изведанным премьерам Ленкома и закрытым просмотрам «Дома кино. На угловатых ляжках играли блики навощенного паркета оружейной палаты и люстр Большого театра. В её сдавленном дыхании слышался ветер дальних странствий и раскаты атлантических гроз.

На этом можно было бы поставить точку, но вместе с костлявым кардинальским телом я получил доступ в святая святых, в пещеру Али-Бабы. Это было хранилище крамольной периодики и книг, не получивших одобрения очкастой церберши. В запертом чулане хранились подшивки толстых журналов «Дружба народов», «Нового мира» и «Юности». Среди стопок макулатуры, изъеденной мышами, мутировавшими на солдатском рационе, я отыскал сборник рассказов Сэлинджера и даже несколько томиков Ремарка. Обильное чтиво и библиотечные вахты помогли мне без напряга домотать срок. Короче говоря, служба во глубине сибирских руд ,с того момента ,проходила лехко и не была лишена пикантной приятности. По большому счёту, Эму была неплохой, но спасительно глупой тёткой.

                                                                                                                                    

 

Давнее (пересказ)

В классическом представлении война объявляется государством государству или народом народу, если сталкиваются их интересы, права или ещё какие-нибудь заморочки. Но, оказывается, в военной истории есть отдельная страница, посвященная разрыву мирных отношений между государством и семейством птиц отряда казуарообразных — представленных одним-единственным видом: эму. Эму, как и человек, хочет пить, есть и, естественно, ибацца, но понятие о собственности у него такое же, как у сибирских мышей — то есть никакого. А потому в засушливые годы эму мигрировали в сельхозрайоны Австралии, где находили и пищу, и воду, и уютные уголки для поебстись, но при этом наносили ахренительный ущерб хомо сапиенс, уничтожая с таким трудом полученный урожай. Терпение Австралийского правительства лопнуло в 1932, ибо над потомками аглицких каторжников нависла угроза конкретного голода.

Надо сказать, что за примерами ходить далеко было не надо, на нэньке Украине в том же самом проклятом году начался голодомор, правда, причиной его было не птичье поголовье: просто у большевиков были свои представления о врагах. Вот такая бля временно- пространственная загогулина. В этом же памятном годе разгорелась знаменитая Перуано-колумбийская война. В то время как потомки недобитых конкистадорами краснокожих снимали друг с друга скальпы, выдували по врагамъ смоченные в калъ дротики и заряжали ружья со ствола, власти Австралии объявили войну божьим тварям, с использованием цивильных средств. Военными были продуманы тактика и стратегия войны и намечены будущие жертвы в количестве 20 тысяч прожорливых пернатых. Супротив врага были применены стрелковое оружие, артиллерия и, естессно, авиация. Враг, выступивший против военных с единственным доступным ему оружием — природным инстинктом — научился не только быстро съябывать за пределы досягаемости нарезных стволов, самоходных экипажей и боевых еропланов, но и маскироваться, рассредоточиваться на небольшие маневренные группки и быстро передислоцироваться, чуя засаду . В результате потери со стороны эму в течение первого месяца войны составили всего нихуя, каких-то двенадцать штук птичек отряда казуарообразных. Сколько бюджетного бабла было потрачено на это «зверство», источники военной литературы умалчивают, но, видимо, немало, поскольку Королевские вооружённые силы войну с эму свернули, что на гражданском языке означает: проебали мазу, обосравшись жидким.

Пришлось фермерам за свой счёт строить более высокие ограждения и истреблять прожорливую птицу в персональном порядке, с использованием дробовиков, стрихнина и заминированных муляжей  сексуально привлекательных  самок . В итоге действий австралийского кулачества уничтожены миллионы страусов, а в большинстве земледельческих районов они ваапще исчезли . Но в последние годы в Австралии были приняты успешные меры на увеличение популяции и сегодня угрозы исчезновения страусов эму не существует. Ну и слава богу. Теперь австралопитекам есть, что есть, а для маргиналов есть и что ибать. Главное — не попасть под горячюю лапу, ибо удар «куриной» конечностью страус наносит с не меньшей силой, чем лошадь.

                                                                                                                                                      

 

Настоящее


Не работник я сегодня, не работник. Интроверт я, хуле. Особенно в отношении предстоящей работы. Она на меня смотрит, а я её как бы не замечаю, да просто потому, что сегодня я ориентирован внутрь — внутрь себя. Вот как бы заряжался энергией экстраверт? Он бы заряжался энергией от внешнего мира: других людей, мест и вещей. А я заряжаюсь энергией от процесса, от процесса расчленения, но никак не собственно от самой жертвы. Да, в общем-то, и сама жертва умерщвлена до меня, а мне предстоит только разделать её при помощи виброножа.


Ну что же, пора вас с ним познакомить — это обычный страус, а точнее страусиха, возможно, эму. Ибо в поголовьях этих сельхозживотных преобладают самки, как яйценесущие обладательницы более нежного мясца, чем их маскулинные партнёры. Кароче, по служебной надобности посещаю я тут одно заведение, занимающееся клиническими исследованиями. А там (так случилось) — одни дамочки, чем и объясняются мои внеплановые визиты. Ну, привезли им животинку, на предмет выявления патологий, ну взяли у него отщип на биопсию, ну извлекли печень на спектралку, моск на микросрез, гавно на высев, а с остальным биоматериалом что делать? И речь не о крысах и не морских свинках, которые тоже завершают там свою бренную жисть , а о полста килограммах нежного, диетикческого продукта. Вот тут и появляюсь я, с престижным, но ненужным осциллографом и старым, надёжным охотничьим ножом. Повязав клеёнчатый мясницкий передник , я и приступаю к расчленению. Пожалуй, не было в моей практике работы, которая бы так успокаивала и умиротворяла, располагая к самосозерцанию и осмысливанию бренности земной .

                                                                                                                                 


Сначала я отделяю конечности, стараясь не прихватить от корпуса. Потом я вспарываю грудину, выгребаю нутро и вырываю сердце. Да-да, именно вырываю, ибо это ни с чем несравнимое атавистическое чувства охотника и добытчика, заложенного в подкорку , что бы ни говорили вегетарианцы, буддисты или зелёные. Кстати, сердце — это моя добыча, по условиям контракта. А знаете ли вы, что страус — единственная в природе птичька, обладающая мочевым пузырём? Не знали? То-то же. В этом опасном месте я орудую охотничьим ножом. Я проявляю чудовищную сдержанность, чтобы не разуться и не влезть ногами в парные внутренности. Представляю, какое это наслаждение, потоптаться в кровавом месиве того, что ещё недавно было живым существом. Наверное, любой в этот миг почувствовал себя вершиной экосистемы. Весь продуктивный остаток я разделываю на равные порции и делю среди персонала. Короче говоря, раз в месяц я становлюсь обладателем кусмана великолепного мяса.

Мне достаётся сердце и бедро. Надо сказать, что страусиный окорочёк необходимо обработать специями, умеренно насытить солью и завернут в фольгу, после чего бережно уложить в духовку, в щадящий жар, на два часа. Это наиболее доступный рецепт, не отнимающий время.
Остальное время я в беспечном ожидании пренайвкуснейшего жаркого и одной покладистой мулатки из той самой лаборатории. Я пью пиво и вспоминаю стиш живого классика (Манах):


Я пиво пью, лениво ожидая,
Вдыхая ароматные пары,
Обрывки строк, в сознании мерцая,
Текут свободно, вялы и скучны.

О, эму, жертва жизни злоебучей,
Отрада милая изъебанных мозгов,
Дружна ты с солнцем, скрывшимся за тучи,
С душой Австралии, что спит среди холмов!

Дружна ты с пивом, что течет, лаская
Мой организм прохладною волной.
Беспечно ссу — журчит моча златая,
В мой унитаз , тебя немного в нём.

ОсцилогрАфа линия кривая,
Я засыпаю с мыслями о нем.
Ещё кто жарит эму — я не знаю…
Да похую, ебись она конем!


И напоследок как-то я забыл отметить, что отвратные лапы, покрытые мерзкими наростами, увенчаны огромным когтем и похожи на конечности реликтового ящера. Их отделяют от коленного сустава. Одну лапу я сегодня заберу с собой. Представляю, какая рожа будет у пижона, прогревающего движок под моими окнами, когда по утряни он увидит кое-что в выхлопной трубе своей Ауди.

                                                                                                                                            
 

КОММЕНТАРИИ (9)
Salander 
30.04.2014 17:19:25

очень, очень рада почитать Фекалыча отрада для усталых мозгов



El latigo 
30.04.2014 22:21:24

последним абзацем добил, ггг я аж поперхнулся



Стецько Монэ 
30.04.2014 22:48:14

вэри вэл



Mandala 
01.05.2014 05:21:43

ну, всякие метафоры видела - женщины похожи на кошек, коров, куриц, прочую тварь, но чтобы на эму...



Mandala 
01.05.2014 05:22:35

Одного моего знакомого художника анималиста страус едва не убил в зоопарке, сломал два ребра плюс сотряс от удара о решетку



bolshoy 
01.05.2014 10:42:17

вышак(с) склонение единственной самки человека к коитусу в библиотеке надо занести в учебники по тактике всех академий генерального штаба



bolshoy 
01.05.2014 11:04:09

стих про эму в рассказе фекалыча - твоих рук дело?



bolshoy 
01.05.2014 13:32:20

Нет, моё(с) ты брют распечатала что ли? хе-хе



Nala vip
02.05.2014 10:21:52

смеялась))



ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ