Автор: upir-lihoy

Четвертый отряд

 
21.11.2018 Раздел: проза
 

 



Пьеса



Действующие лица



Петр Зайцев — вожатый. Блондин, студент второго курса ростовского педвуза. Смотрит аниме.



Людочка — вожатая, студентка педучилища.



Ахмед — пионер с узбекскими корнями



Арсен — пионер из Сочи



Антон — кубанский пионер



Димон — кубанский пионер



Серый — кубанский пионер



Лиличка — пионерка, страдающая ожирением. Смотрит аниме.



Дядя Матроскин — тридцатилетний охранник порта, страдающий асцитом. Смотрит аниме.



Бородатый Дядя — виртуальный друг Петра Зайцева. Смотрит аниме



Пионерки, пионеры, отдыхающие.



 



Утро в порту. Рядом с портом — детский оздоровительный пляж. На пирс, пошатываясь, выходит Дядя Матроскин с биноклем и полиэтиленовым пакетом.



Дядя Матроскин: Проклятая Кубань! Пятнадцать тысяч… Как мне прожить на эту хуету? Что скажет президент кубанским нищим, несчастным, что работают в порту? Полгода я дрочу, копя на бабу, качаю эту шнягу с порнолаба, моя еда — лишь борщ и доширак. Товарищ президент, да, я дурак… Я не умею воровать и гнуться… В тумане чайки надо мной смеются и солнце мне показывает фак. (блюет желтым с пирса) Сука, печень вываливается в трусы… Моя смена уже закончилась, но мне некуда идти. Как и моим согражданам. И этим глупым детям, что собираются купаться.



 



Петр, с берега: Вы не могли бы не блевать?! Здесь дети!



Дядя Матроскин: Тупые дети! Здесь помойка! Здесь воняет гнилой рыбой и мазутом! Здесь сливают говно из выгребных ям! Я отдал бы всю зарплату, только бы не лезть в эту воду. Только никому — год назад тут сливали еще кое-что. Я точно не знаю, но думаю, это были хвосты. Вы видели, что у них там написано? Детский оздоровительный пляж! Курение запрещено! Курение запрещено… (закуривает)



Петр, с берега: Вы не могли бы не курить? Здесь дети!



Дядя Матроскин, бросая сигарету в воду: Что еще? Не ссать? (расстегивает ширинку) Деточки, идите к дяде Матроскину, у меня что-то есть для вас!



Петр с берега фотографирует его на смартфон.



Петр: Извращенец… Пидорас… Зла на него не хватает… Каждую неделю такая фигня… Дети, не смотрите!



Ахмед: Куда не смотреть?



Петр: На мужика, который трясет писюном. Ахмед, отвернись!



Арсен: Хули ты смотришь? Ты че, тоже из этих? Серый, врежь ему!



Серый: Че, из этих, да?! (пинает Ахмеда).



Остальные пионеры тоже пинают Ахмеда.



Петр: Четвертый отряд! Готовимся к купанию! Мальчики выстроились у кабинок справа, девочки — у кабинок слева! Не толкаемся! Не забываем в кабинках свои вещи! Кто будет подглядывать — ухи оторву! Пнятно?



Ахмед: Петр Алексеич! А зачем вы его снимали?



Петр: Ахмед, не задавай глупых вопросов. Мне нужны пруфы. Для следственного комитета.



Ахмед: Пнятно… А вы видели, что они меня в это время били?



Петр: Пруф или не было.



Ахмед: Они все время меня пинают и дразнят чуркой.



Петр: Пруф или не было… (орет) Всем стоять! Ждать товарища вожатого! (уходит в кабинку).



Ахмед, пиная впереди стоящего: Арсен, слышь, Арсен! Хочешь анекдот? Встречаются в поезде еврей и армяшка… (Включает камеру)



Арсен: Ты охуел? (Бьет Ахмеда)



Остальные тоже бьют Ахмеда.



Ахмед: Петр Алексеич! Ааааа!



Петр, выскакивает в оранжевых плавках до колен: Как не стыдно! Рядом с нами отдыхают гости из Санкт-Петербурга! Что они скажут, когда увидят, как вы деретесь и ругаетесь матом?



Пионеры поспешно строятся.



Ахмед: Вот пруфы! Четыре на одного!



Петр: Отвянь… Так вот! Что они скажут? Они скажут, что мы тупые кубаноиды, которые умеют только пиздить друг друга ногами. Пока вы не научитесь элементарной культуре и дисциплине, в воду вас пускать нельзя. Оно мне надо, чтобы я из-за вас в суд попал? Я спрашиваю, оно мне надо? (Вытаскивает пионеров из очереди, называя по именам) Ахмед, Сережа, Антон, Арсен и Дима идут таскать лежаки. Остальные идут купаться.



Ахмед: А я буду купаться? Они сами на меня напали. Вот пруфы! (Тычет Петру смартфон.)



Петр: Отвянь. Четвертый отряд, стройсь! Четвертый отряд, смиррна! В воду шагом марш!



 



Пионеры идут в воду вместе с вожатым.



Ахмед берет лежак и медленно тащит его. Путь ему преграждают остальные четверо. Ахмед кидает лежак и включает камеру.



Арсен, медленно обходя Ахмеда: Знаешь, что такое «темная»?



Ахмед: Можешь не объяснять.



Арсен: Это когда ты спишь, а тебе кладут подушку на бОшку и держат тебя за руки и за ноги. А еще кто-то спускает твои вонючие трусы и делает твоей жопе Апокалипсис.



Ахмед: Может, Армагеддон? Ты чем Библию читал? Жопой?



Арсен: Это твоя жопа будет читать. Книгу под названием «Майн Кампф». Понял?



Серый: Понял?



Ахмед: Не, не понял. Гитлера перевели на армянский?



Арсен: Я ему язык вырву и в жопу засуну (плюет).



Остальные тоже плюют.



Ахмед: Столько яоя барин не выдержит. Можно, я просто повешу это на ютуб?



Арсен: Вешай, пусть все знают, какой ты трус, подставщик и стукач. Он стукач, поняли?



Серый: Стукач! (плюет в Ахмеда)



Арсен: Серый, врежь ему!



Серый пинает Ахмеда.



Арсен: Димон, врежь ему!



Димон пинает Ахмеда.



Дядя Матроскин: Деточки, идите к дяде Матроскину!



Серый: Ааа, валим! (прячется за спиной Арсена)



Димон: Извращенец!



Антон: Извращенец!



Дядя Матроскин: Мальчик, хочешь «Наруто»?



Антон: Нет, спасибо! (отбегает)



Дядя Матроскин, ловит Серого: Мальчик, хочешь «Наруто» недорого?.. Тут такое дело, дядя Матроскин пропил аванс. Но его страдающая душа просит еще.



Серый: Мне смотреть не на чем.



Дядя Матроскин: А что хочешь?



Серый: Ничего я не хочу, я и так найду онлайн.



Дядя Матроскин: Подумай, мой мальчик. Это не кривой фандаб, а респектабельное издание, озвученное актерами театра и кино.



Серый: Пусти меня!



Дядя Матроскин: А этот мальчик хочет «Наруто»?



Димон: Этот мальчик не хочет наруто!



Ахмед решительно преграждает путь Дяде Матроскину.



Ахмед: Ладно, покажите мне свое наруто, только быстро.



Дядя Матроскин, показывая пальцем на Ахмеда: Какой суровый мужчина! Я его боюсь! На, смотри! (Вынимает из пакета диски в ярких обложках).



Ахмед: И почем?



Дядя Матроскин: Каждый по сотне. Коллекционное издание.



Ахмед вытаскивает из кармана тысячу, забирает весь пакет.



Дядя Матроскин: Спасибо,  добрый мальчик. Да благословят тебя Господь и все святые.



Подбегает Петр.



Петр: Отошел от детей, содомит! Нахуй с пляжа! Нахуй, я сказал!



Хватает надувной круг в виде пончика, дубасит им дядю Матроскина. Дядя Матроскин убегает.



Петр: Что он вам давал? Быстро сказали! Что он вам давал? Хентай давал?



Арсен: Это не он давал, это Ахмед ему давал. За гаражами.



Серый: Ахмед проститут!



Димон: Ахмед извращенец!



Антон: Ахмед на хентай дрочил!



Пионеры ржут, Ахмед кидается на Арсена и начинает его пинать.



Петр: Ахмед, что мне с тобой делать? За руку водить, чтоб ты никого не трогал? Хорошо, буду водить за руку!



Ахмед: Не отпускай меня! (берет Петра за руку)



Петр: Что за дрянь он тебе дал, отвечай! (борется с Ахмедом)



Ахмед: Порно с маленькими мальчиками! Они плачут, когда их насилуют! Их пухлые губки дрожат, а в глазах стоят слезы. Я увижу синяки и ссадины на их нежных маленьких телах. И ты тоже, Петя! Ты тоже хочешь это видеть! Маленькие избитые мальчики!



Петр: Дай сюда эту гадость! (отбирает пакет) Сдам в следственный комитет. (орет) Четвертый отряд! Купание окончено! Всем выйти из воды! Третий отряд заходит в воду! (Бросает руку Ахмеда) Берем полотенца! Полотенца берем, строимся у кабинок!



Ахмед идет за Петром и берет его за руку.



Петр: В чем дело?



Ахмед: Ты обещал меня за руку водить.



Петр: У тебя с головой все в порядке?



Ахмед: У меня — да. У быдла — нет.



Петр: Отпусти мою руку.



Ахмед мотает головой.



Петр: Отпусти, а то ухи оторву.



Ахмед обнимает Петра.



Петр: Ты вылетишь сегодня же вечером. И свалишь домой в Ростов. Пнятно?



Ахмед: Это именно то, чего я хочу.



Петр: Ладно-ладно. (Приобнимает Ахмеда, хлопает его по плечу, как будто поощряя). Ладно-ладно, я с тобой еще разберусь. А сейчас отпусти мою руку по-хорошему. А то я тебе сделаю больно.



Ахмед: Ты делаешь мне больно, когда игнорируешь меня.



Петр: Люда! Люда, иди сюда!



Подбегает Людочка.



Петр: Людочка, у меня нет сил. Отцепи от меня это чудовище!



Людочка отрывает Ахмеда от Петра.



Петр прячет пакет с дисками в пляжную сумку.



Петр: Ребята, строимся, идем в автобус!



Подходит Ахмед, берет Петра за руку.



Ахмед: Петя! А почему мы ездим на пляж в автобусе?



Петр: Не Петя, а Петр Алексеич.



Ахмед: И все-таки, Петя? Почему наш лагерь в семи километрах от пляжа?



Петр: Потому что в 1961 году кто-то так захотел.



Ахмед: А как же «все лучшее — детям»? Почему на берегу не лагерь, а свалка? Почему их не поменять местами? Они за 57 лет не могли все сделать как надо?



Петр: «Они» — это кто?.. Так… (орет) Четвертый отряд, не толкаться! Заходим в автобус по одному! Не забываем свои вещи!



Пионеры уходят.



Ахмед: Они — это они. Которые все через жопу делают… Петя!



Петр: ЧТО???



Ахмед: Они — это зло. Вроде ЗОГ, только наши. Они все придумывают через жопу и заставляют все делать через жопу.



Петр: Я понял.



Ахмед: Петя, ты веришь в рептилоидов?



Петр: Верю (с ненавистью смотрит на Ахмеда).



Ахмед: Я тоже.



Петр: Отпусти мою руку!



Ахмед: Нет!



Петр уходит, волоча на себе Ахмеда.



 



 



Ночь. Петр стоит полуголый в свете луны и фонаря, держит в левой руке пакет, как будто внутри ядовитая змея. Петр ласкает свою грудь.



Петр: Мне снились тентакли… Они обвивали мое тело, проникая в рот и в анус… Я был маленьким мальчиком с кошачьими ушами… А они все обвивали и обвивали меня, таща по песку к полосе прибоя… Это было мерзко… Этот сон снится мне со средней школы… Я пытаюсь убежать от тентаклей, и не могу. А потом они меня засасывают своими присосками. И я вижу огромный глаз… Эти липкие, холодные, пахнущие рыбой присоски на моей коже… Соленая плоть, раздирающая мой рот… Темнота, холод и глаза этой твари… Бррр…



Слышатся мычание Ахмеда и звуки передвигаемой мебели, что-то падает.



Петр достает из кармана смартфон, набирает в вайбере Бородатого Дядю.



Бородатый Дядя: Салют юным педагогам.



Петр: Меня так видно? (прихорашивается рукой с пакетом)



Бородатый Дядя: Да без разницы. Ну, что там у тебя?



Петр: Мне нужен твой совет относительно голых шот.



Бородатый Дядя: Я весь в нетерпении.



Петр: У меня этическая проблема. Огромная проблема!



Бородатый Дядя: Не можешь сдерживать себя?



Петр: Вот! (показывает пакет). Какой-то извращенец лезет к моим детям на пляже и дает им всякую гадость. Яой с маленькими мальчиками!



Бородатый Дядя: Уже смотрел?



Петр: Ты шутишь? Конечно, не смотрел! За такое могут посадить! Я не знаю, что делать! Надо было сразу отнести эту дрянь в полицию!



Бородатый Дядя: А ты уверен, что там детское порно? Как ты можешь знать, что там детское порно, если не проверял?



Петр: Так если я проверю, получится, что я смотрел детское порно. И тогда… Воняющие псиной уголовники в мерзких ватниках будут терзать мое невинное тело! Бррр… А если там не порно, и я припрусь в полицию, как дурак, они все равно решат, что я какой-то извращенец, установят слежку, узнают, что я смотрю аниме, и всё… Прощай, карьера педагога! Может, еще на учет в психушке поставят…



Бородатый Дядя: А ты не можешь тупо выбросить этот пакет?



Петр: Ага? Чтобы там нашли мои отпечатки пальцев? И решили, что я хотел избавиться от своей коллекции детского порно? Они это могут!



Бородатый Дядя: Кто «они»? Кому ты там нужен?



Петр: Они, как ты не понимаешь? Товарищ майор в голубом пативэне!



Бородатый Дядя: А ты не можешь вернуть Это тому, у кого взял?



Петр: Я взял Это у мальчика по имени Ахмед. Ты хочешь, чтобы Ахмед сам решал эту огромную этическую проблему?



Бородатый Дядя: Ну, закопай в землю… Сожги…



Петр: Мне страшно…



Бородатый Дядя: Ладно, перейдем к делу. Плачу две штуки, если наденешь юбку школьницы. Желательно в клеточку.



Петр: Щас. (достает из пакета юбочку в клетку, надевает). Я красивая девочка? Ну, что дальше?



Бородатый Дядя: Веди себя как обычная японская школьница. Сделай несколько сэлфи своих трусов.



Петр: Щас. (фотографирует себя под юбкой). Ну что?



Бородатый Дядя: Очень хорошо.



Где-то вдалеке слышно мычание Ахмеда.



Вползает Ахмед.



Петр: А ну пошел спать!



Ахмед: Они опять меня избили.



Петр: Кто «они»? Пруф или не было!



Бородатый Дядя: Тебе как платить, рублями или в криптовалюте?



Ахмед: А это кто?



Петр: Один бородатый дядя. У нас броманс.



Ахмед: Посмотри на меня! (срывает футболку)



Петр: Оделся сейчас же!



Ахмед: Ты видишь эти синяки?



Петр: Не буду я на тебя смотреть, я что, больной? Спать сейчас же! (Пинает Ахмеда).



Ахмед: Ты бьешь ребенка! Какой ты после этого педагог?!



Петр: Пруф или не было.



Ахмед: Я тебе тупо не нравлюсь, да?



Петр: Ты не ребенок, а жирный тролль. У троллей нет возраста. Пшел вон, говнюк.



Ахмед: Отдай мое наруто (отбирает у Петра пакет).



Петр: Слава те, Господи!.. Что ж ты сразу не сказал, что там наруто?



Ахмед: Потому что я тебя очень люблю и уважаю как человека.



Петр: Ах ты мразь.



Ахмед собирается уйти, Петр ловит его за шкирку, прижимает к стене.



Ахмед: Я тебе тоже очень дорог? Ты больше не можешь сдерживать себя?



Бородатый Дядя: Петя, тише, он ребенок!



Петр: Так бы и выбил твои поганые зубы…



Ахмед: Я не просил везти меня в этот концлагерь! Я хочу домой! Понял, даун в юбке?



Петр: Останешься до конца смены. Это не обсуждается. (отпускает Ахмеда)



Ахмед: Кстати, почему ты в юбке? Вы с этим бородатым дядей коко-петушки?



Бородатый Дядя: Петя бедный студент, ему нужны деньги.



Ахмед: Как мило, Петя кибершлюха…



Петр: Не нарывайся.



Ахмед: А то что? Отправишь меня к маме?



Петр: Увидишь.



Ахмед садится, подобрав ноги.



Петр: Иди спать.



Ахмед: Они на меня нассут, пока я сплю. Ты понимаешь, что они меня ненавидят?



Петр: Очень даже понимаю. Я сам тебя ненавижу.



Ахмед: Угадай, кого из нашей смены ты будешь помнить через десять лет?.. Только меня…



Петр: Иди спать.



Ахмед ложится, Петр его пинает.



Бородатый Дядя: Петя, не будь говном.



Ахмед: Для этого надо не быть Петей… (катается по полу) Все, я пошел. Если я не проснусь, помни: ты лучшее в моей жизни. Ты мой яойный принц и трап моей мечты. Похуй, что меня задушат подушкой три ебаных кубаноида. Главное, что в этом чудном концлагере я встретил тебя… прощайте, друзья. Прощай, моя анальная девственность. Ручка швабры — это избавление, прободение кишки — это награда, смерть — это победа над жизнью. (изображает смерть от швабры)



Бородатый Дядя: Ручка швабры?



Ахмед: Ручка швабры унесет меня в рай, как ведьму Кики. Прощай, Земля! (улетает на воображаемой швабре).



Вбегает вожатая Людочка в футболке и трусах.



Людочка: Зайцев, ты спишь?



Петр прыгает под одеяло. Людочка садится на край кровати.



Людочка: Мне тоже не спится… Говорят, в Анапе один мужик ходил вокруг лагеря… смотрел в бинокль на девочек… А там была низкая ограда и охранник по ночам бухал. И вот одна девочка лежала, и этот мужик влез в окно первого этажа. Прямо к ней. И начал насиловать. А она даже не могла кричать, потому что он ее душил… душил и насиловал. А в Ялте он изнасиловал двух школьниц, тоже в лагере, и его так и не поймали. То есть он может в любое время прийти и начать насиловать. Никто не знает, на какой курорт он поехал этим летом. Мне как рассказали, я не могу заснуть. У нас же тоже первый этаж и окна все время открыты… Это мне одна женщина из Петербурга рассказала, они тут недалеко отдыхают.



Петр: Мне сегодня дадут отдохнуть или как?



Людочка: Зайцев, а тебе какие девочки больше нравятся? Худые или с нормальной фигурой?



Петр: Немые.



Людочка: Это как?



Петр: Моя специальность — сурдопедагогика.



Людочка: Это для глухих, да?



Петр с головой накрывается одеялом.



Людочка: Юбку верни, да?



Петр под одеялом снимает юбку и протягивает ей.



Людочка: Ты фетишист, да? Испытываешь возбуждение от вещей, которые воруешь у девушек?



Петр: Ага.



Людочка: Ну, я пойду?



Петр: Ага.



Людочка уходит.



Петр: Стой, стой, стой!



Людочка: Чего?



Петр: Одолжишь чулки на завтра?



Людочка: Черные или белые?



Бородатый Дядя: И те и другие. И панцу в синюю полосочку.



Петр: И трусы в синюю полосочку.



Людочка: Надо в третьем отряде спросить, у Оксанки, вроде, были, я видела на балконе.



Петр: Спроси, пожалуйста.



Людочка: Ну, спокойной ночи, Зайцев. (уходит).



Бородатый Дядя: У тебя что, дверь не запирается?



Петр: Какая-то сука засунула монетку в замок. Точнее, эта сука — Ахмед.



Бородатый Дядя: Понятно, мальчику нужен доступ к телу.



Петр: Это мелкая мразь, у которой единственная цель жизни — гадить окружающим. Только так эта мелкая мразь получает удовольствие.



Бородатый Дядя: А по-моему, ты ему нравишься. Сколько у вас разница в возрасте, года четыре?



Петр: Ему тринадцть.



Бородатый Дядя: По-моему, он красивый и умный мальчик, который хочет любым способом привлечь твое внимание.



Петр: Сколько тролля ни корми, он не станет мимими.



Бородатый Дядя: Петя… А если бы возраст согласия был тринадцать, и ты не был его вожатым, ты бы его трахнул?



Петр: Он же маленький, ему будет больно.



Бородатый Дядя: А через три года ты бы ему вдул?



Петр: Ну, я не знаю… Наверное, да.



Ахмед: Я верил в тебя!



Петр: Отдай телефон, тварь!



Ахмед входит.



Ахмед: Если ты хоть пальцем тронешь мой айфон, я заору. Прибегут бабы. Я скажу им, что ты хотел меня трахнуть. Покажу следы побоев и удушения. Меня повезут в полицию, потом к врачу. Сфотографируют. Других пруфов им не надо. Меня отправят к родителям, тебя — в СИЗО. Лагерь закроют. Мне поверят, а тебе нет. Маленький мальчик всегда прав.



Петр: Я бы тебя не трахнул. Я бы тебя убил, а из твоего вонючего трупа сделал фарш. (Пытается отобрать айфон).



Ахмед: Помогите! (раздирает на себе футболку).



Включается свет, вбегают Людочка, Лиличка и другие девочки. Петр хватает Ахмеда и прижимает к себе.



Петр: Все хорошо, малыш! Он ушел! Со мной ты в безопасности!



Ахмед мычит.



Людочка: Здесь был маньяк, да? Пойдем скажем охраннику. Надо установить круглосуточное дежурство. Сообщим в полицию.



Лиличка: Петр Алексеич, вы такой молодец! (обнимает Петра, тот рефлекторно разжимает руки, чтобы освободиться)



Ахмед: Да, спасибо тебе, Петя. Если бы не ты, я бы уже всё.



Людочка: А как выглядел маньяк? Ты сможешь составить фоторобот?



Ахмед: Я не разглядел, он меня душил, было темно.



Лиличка: Ой, у тебя кровь из носа!



Ахмед: Что, правда? (прижимает к носу футболку) Петя, мне страшно, можно, я посплю у тебя?



Петр: Нельзя!



Людочка: Ты совсем дурак? Хочешь, чтобы маньяк вернулся его добить?.. Так, сейчас установим дежурство, утром пойдем в полицию. Надо разбудить охрану.



Лиличка: Ахмед, а что ты чувствовал, когда он на тебя напал?



Ахмед: Я ощущал свое бессилие, Лиличка. Когда его руки сжимались на моем горле, я вспомнил, что у меня нет друзей.



Лиличка: Петя тебя защитит. Правда, Петя?



Петр: Да-да, конечно.



Людочка: Мы обязательно его поймаем, правда, девочки? Ахмед, дай телефон, я в полицию позвоню.



Ахмед снимает блокировку и дает Людочке айфон.



Петр: Возьми мой!



Людочка: Ага, спасибо. (берет у Петра телефон)



Ахмед заворачивается в одеяло и садится на кровать.



Лиличка: Тебе плохо, да? Тебе плохо? Я принесу валокордин?



Ахмед изображает обморок.



Людочка: Алё? Это из «Чайки» беспокоят. Тут шлялся один подозрительный тип, а потом влез в окно первого этажа и напал на мальчика… Мальчик весь избитый, на горле синяки… Нет, никто не видел… Алё… Бросили трубку…



Петр: У тебя голос детский, тебе не поверят. Я сам позвоню утром. Все, идите будите охрану и ложитесь спать. Окей?



Девочки уходят.



 



Утро, пляж. Пионеры играют в волейбол, Петр и Ахмед спят в шезлонгах. Дядя Матроскин караулит на пирсе с пакетом.



Лиличка сидит в окружении всего отряда.



Лиличка: Значит, дело было так. Ахмед забыл на баскетбольной площадке свой айфон. Ему не спалось, потому что айфон лежал на скамейке, а за ночь айфон мог кто-нибудь забрать. Светила полная луна. Легкий бриз покачивал верхушки платанов. Ахмед в одной футболке вышел из спального корпуса. Он оглянулся. Все окна были черны, кроме одного — это было окно Петра Алексеича. Вожатый сидел на подоконнике и смотрел художественный мультфильм «Луна пылающей ночи», где красивый колдун Абэ-но Сэймэй трахает мальчика-лиса.



Арсен: Не смотрел он эту парашу. Он наруто смотрел.



Лиличка: Тогда я не буду рассказывать.



Девочки: Арсен, закрой свой рот!



Лиличка: Ахмед долго смотрел на окно Петра Алексеича. Петр Алексеич делал вид, что не замечает горящих восточных глаз красивого шоты.



Арсен: Он не шота, а чурка.



Все: Тссс!



Лиличка: В глубине души вожатый боялся. Он знал, что луноликий подросток питает к нему особые, запретные чувства. Он видел, что Ахмед стоит под его окном, но делал вид, что смотрит аниме… Ахмед, наглядевшись на стройную фигуру вожатого, с сожалением повернулся и пошел дальше, к баскетбольной площадке. Вот и скамейка, вот айфон. О, ужас! Что за серая фигура отделилась от ночного мрака?! Ахмед бежит, но путь ему преграждает железная сетка. Его пальцы цепляются за холодный металл! Серая фигура набегает сзади и хватает его за горло! Ахмед бьется в этих безжалостных руках, но не может вымолвить ни слова! Неужели помощь не придет? Неужели такова участь Ахмеда — чтобы его изнасиловали умирающим? Неужели его безутешная мать арендует три билборда на окраине Ростова? О, нет! Вожатый спрыгивает с окна первого этажа! Он что есть сил бежит на помощь своему питомцу!



Серый: А вот это зря. Я бы подождал.



Девочки дают Серому подзатыльник.



Лиличка: «Отпусти моего друга!», — кричит вожатый. И сердце снова отчаянно бьется в груди Ахмеда, который душой уже успел побывать на том свете. Вожатый бесстрашно бросается на маньяка и сражается с ним голыми руками! Маньяк под натиском этого горячего парня сдается и убегает во тьму. Ахмед, обессилев, лежит на земле. Его раны кровоточат… Петр заботливо берет его на руки и несет в свою комнату. «Бедный мальчик, я с тобой, тебе больше нечего бояться», — говорит он Ахмеду. Но Ахмеду все еще чудится, что он в руках насильника. Его мозгом овладело безумие. «Помогите!», — кричит он. Мы с Людой прибегаем и видим, как Петр Алексеич успокаивает Ахмеда. Никогда еще Ахмед не был так счастлив, как в ту ночь, когда его возлюбленный пришел ему на помощь. И до рассвета Петр Алексеич оберегал тревожный сон Ахмеда.



Девочки: Каваиии! Мимими!



Арсен: Пиздец, какой зашквар!



Лиличка: Зашквар — это ты! (Пинает Арсена) Гомофоб вонючий!



Девочки: Бей гомофоба! На тебе! Сам такой!



Девочки вскакивают и тоже пинают Арсена. Арсен вырывается и убегает. Входит Людочка.



Девочки с умилением разглядывают спящего Петра и Ахмеда.



Людочка, трясет Петра: Петя… Петя!.. Зайцев, ты звонил в полицию? Звонил?



Петр: О, Господи, дайте мне поспать!.. Звонил.



Людочка: Ну и? Надо что-то делать!



Петр: Надо больше доказательств. Надо его на месте поймать. Ахмед его ваще не разглядел. Ну, приведем мы Ахмеда в полицию. Там увидят синяки. Скажут, что мы сами его избили. Возбудят дело. Лагерь закроют. Мы с тобой окажемся на скамье подсудимых за преступную халатность. Нам оно надо?



Людочка: Да уж…



Петр: Видишь мужика в тельняшке? Вон того, с пузом? Все время к мальчикам лезет.



Людочка: Ужас. Ты давай, следи за ним. (уходит)



Петр: Четвертый отряд, играем еще десять минут и готовимся к купанию!



Ахмед, потягиваясь: Петя! Это была лучшая ночь в моей жизни. (Кладет руку на колено Петра, Петр вскакивает).



Петр: Ты мерзкая тварь, отвали от меня.



Ахмед: Знаю, ты хочешь меня порубить на фарш.



Дядя Матроскин, подкрадывается: Деточки, с вами снова дядя Матроскин! Кому некомими?.. я тут ходил к свояку, он на рынке торгует. Хотел занять у него пятихатку. Он вместо пятихатки дал мешок некомими, под реализацию… Кошачьи уши, недорого! Девочки, кому кошачьи уши! Кошачьи уши, сто рублей!



Петр: О, ноу! (делает фейспалм)



Ахмед, решительно преграждая путь Матроскину: Давай свои некомими. (достает из кармана тысячу)



Дядя Матроскин: Да благословит тебя Господь, добрый мальчик. Вот, есть леопардовые. Есть белые, пушистые. Есть черные, в кружавчиках.



Ахмед: Мне десять штук. (берет у Дяди Матроскина кошачьи уши).



Дядя Матроскин: Подари их даме своего сердца.



Ахмед: Петя, надевай. Ты блондин, тебе пойдет. (вручает Петру белые некомими).



Петр: Не буду я носить эту дрянь. Они для баб…



Дядя Матроскин: Ахмедик, а кто тебя избил?



Петр толкая дядю Матроскина: Ты что тут делаешь? Пшел вон, содомит!



Дядя Матроскин: От содомита слышу.



Петр пытается врезать дяде Матроскину, Ахмед перехватывает его руку.



Ахмед: Так, Онизука! Щас ты наденешь эту дрянь и будешь носить до конца смены, а то я позвоню кому надо. (нахлобучивает на Петра кошачьи уши, сам надевает черные кружевные). Ну что, мне идет? Я красивая девочка?



Петр: Заткнись, пожалуйста.



Дядя Матроскин: Тебе очень идет. Зеркальце дать?



Ахмед: Так, Петя, бери остальные и заставь этих ублюдков их носить. Меня не ебет, как ты это сделаешь. Я так хочу, выполняй. Хочу видеть мальчиков с кошачьими ушами. И тентакли. И тебя в леопардовой юбке.



Петр: Ты мерзкая тварь.



Ахмед: Главное, что ты хороший человек. Кстати, знаешь, где карта памяти? В почтовом конверте. Кому ее лучше послать, папе и маме или в следственный комитет?



Петр: Чего ты от меня хочешь?



Ахмед: Сложно сказать… Я сам не понимаю, чего от тебя хочу. Я подумаю над этим.



Людочка, подбегает: Какой лапочка! (дергает некомими Петра). А можно мне тоже?



Петр: Конечно! (Дает ей леопардовые некомими). У нас сегодня будет день кота. Будем рисовать котов и устроим кошачью викторину.



Ахмед: А вечером — кошачий концерт.



Петр: Так! Арсен, Сережа, Дима и Антон! Подошли ко мне!



Пионеры нехотя подходят, чуя неладное.



Петр: Надели кошачьи уши, живо!



Димон: Это бабские уши, я не надену.



Петр: Неделя без моря.



Димон надевает некомими. Остальные тоже берут и вертят в руках.



Ахмед: Надели живо! Сегодня день кота.



Арсен: Какого, в жопу, кота? Петухам слова не давали!



Петр: Арсен, неделя без моря.



Арсен: Извините (надевает некомими).



Петр: Еще хоть пальцем тронете Ахмеда — поедете домой. Пнятно?



Ахмед: Мой герой! (складывает пальцы сердечком)



Петр (орет): Четвертый отряд, всем готовиться к купанию!



Ахмед: И мне тоже?



Петр: И тебе.



Ахмед: Благослови тебя Аллах, Пётр-ага. (убегает в кабинку)



Петр: Спасибо, я обойдусь. (орет) Сегодня день кота! Четвертый отряд, не толкаемся! В кабинки заходим по одному! Остальные поют про черного кота!



Пионеры исполняют песню «Жил да был черный кот за углом».



Ахмед выходит из кабинки в плавках.



Арсен: Это он черный кот! (Кидает в Ахмеда гальку)



Остальные тоже берут гальку, чтобы кинуть в Ахмеда.



Петр (орет): Четвертый отряд! В воду марш!



Пионеры бегут купаться, таща Ахмеда. Дядя Матроскин садится на песок и вытаскивает из пакета пластиковую бутылку пива. Пьет. Петр подходит к нему.



Петр: Ты совсем уже? Кто тебе разрешил пить на детском пляже?



Дядя Матроскин: Тебя забыли спросить.



Петр: Дай глотнуть. (Садится рядом)



Дядя Матроскин: На.



Петр пьет.



Дядя Матроскин: Понимаю, работа нервная.



Петр: Этот Ахмед меня достал. Я не знаю, что с ним сделаю! Так бы и утопил…



Дядя Матроскин: Слушай, я видел, ты у него диски отобрал. Будь добр, принеси обратно.



Петр: Зачем?



Дядя Матроскин: Там хентай с тентаклями. То есть, я его взял, чтобы посмотреть на работе. Ночью же скучно. И сунул в стопку с наруто. Ну, чтобы начальство не прикопалось. А потом я эту стопку положил в пакет.



Петр: Обожемой…



Дядя Матроскин: Да шучу я.



 



Пионеры в некомими топят Ахмеда.



Ахмед: Помогите!



Арсен: Сегодня день кота. Ты морской котик…



Серый: Он не котик, а ЧМО болотное.



Ахмед: Петя!



Дядя Матроскин: Кто-то сказал «Петя».



Петр: А?



Дядя Матроскин: Мне кажется или кто-то утонул?



Петр: Говно не тонет (пьет). Он нарочно делает вид, что утонул. Чтобы еще больше меня достать.



Арсен, Димон, Антон и Серый вытаскивают бесчувственного Ахмеда.



Арсен: Петр Алексеич! Он сам утонул. Мы тут ни при чем.



Дядя Матроскин: Как насчет первой помощи? Ну, рот в рот?



Петр: Не буду я его рот в рот. Потом стыда не оберешься. (орет) Люда! Людочка!



Дядя Матроскин: Что ты за долбоеб! (перекидывает Ахмеда через колено, Ахмед выплевывает воду). Так, щас мы ему сделаем искусственное дыхание. (Кладет Ахмеда на спину, тычет его ладонями в диафрагму, делает ему рот в рот).



Ахмед: Б… буэээ! (отползает)



Подбегает Людочка: Попался, извращенец!



Дядя Матроскин: Все, я пошел.



Людочка, вися на нем: Дети, держите извращенца!



Дядя Матроскин: Бабы не нужны! (сбрасывает Людочку, убегает).



Людочка убегает за ним.



Ахмед: Петя! А теперь я могу поехать домой?



Петр: Нет.



Ахмед: Oh, shi!



 



Ночь. Светят убывающая луна и фонарь. Петр сидит на кровати в семейных трусах, чулках и белых некомими, в руке смартфон.



Бородатый Дядя: Ну давай, сунь себе в жопу ручку швабры. Плачу три штуки.



Петр: Не хочу.



Бородатый Дядя: Ну Петя! Ну будь хорошим мальчиком.



Петр: Я сказал, не хочу. Мы не договаривались на анал. Разговор был только за чулки. Некомими в подарок.



Ахмед, из темноты: Некомими — это от меня подарок.



Петр: Да, он тут нарядил всех хулиганов в некомими, а они его за это хотели утопить. А потом угадай, что сделал один местный фрик?



Ахмед: До сих пор тошнит. Неопрятный старый мужик в тельняшке украл мой первый поцелуй. Этот колдырь хуже Фредди Крюгера. (Садится рядом с Петром, поправляет некомими).



Петр: Ты спишь не здесь.



Ахмед: Маньяк может вернуться. Петя, защити меня!



Бородатый Дядя: Не буду мешать (отключается).



Петр: Послушай, Ахмед! Во-первых, у меня под окном стоит Лиля и ждет, когда будет сёнен-ай. Во-вторых, ты от меня ничего не добьешься. Я взрослый, ты ребенок. Даже не пытайся.



Ахмед: Взрослый отсюда давно бы свалил. Точнее, я бы не приехал в эту пердь. Тут море зеленого цвета и воняет говном. А теперь представь, как тебя окунают в это говно четыре мудака, вода забивается в глотку, а твой вожатый сидит на берегу и делает вид, что все хорошо. Покажи хоть один раз, что тебе на меня не насрать.



Петр: Мне на тебя насрать. Знаешь, я читал Макаренко, Сухомлинского, Януша Корчака. Про всю эту хуйню, как они сердце отдают детям. Но я  не хочу отдавать свое сердце школоте. Я себя не на помойке нашел.



Ахмед: Тут везде помойка… (Дергает некомими Петра) Тебе правда очень идет. И с днем кота ты хорошо придумал.



Петр: У меня от этого ободка башка болит (снимает некомими). Лиля, иди спать! Ахмед уже уходит!



Лиличка: Не пойду!



Ахмед: Петя, а тебе нравится Троцкий?



Петр: Мне похуй.



Ахмед: Как ты думаешь, если бы победил он, а не Сталин, у нас был бы коммунизм во всем мире?



Петр молчит.



Ахмед: Я сейчас чувствую себя, как Троцкий, который со дня на день ждет покушения на свою жизнь… А знаешь, откуда он взял такую фамилию? Это фамилия старшего надзирателя одесской тюрьмы. Этот надзиратель ему нравился, потому что был очень крутой и хороший организатор, всех держал в ежовых рукавицах. И Бронштейн, когда бежал из Сибири, сделал фальшивый паспорт на имя Троцкого. Глупо, правда? Я бы не взял фамилию «Зайцев». Лучше сдохнуть.



Петр: Да, Троцкий лучше, чем Зайцев. Только ты не Троцкий. Ты жирный малолетний тролль.



Ахмед: А ты лагерный вертухай!



Лиличка: Ахмед не жирный! У него нормальный вес!



Петр: Это образное выражение. Лиля, иди спать. Если будешь подслушивать и нарушать режим, завтра будешь спать уже дома.



Лиличка: А Ахмед тоже не спит!



Петр: У Ахмеда детская травма, он не может спокойно спать. На него напал маньяк.



Лиличка: А я помогаю ловить маньяка! У нас с девочками круглосуточное дежурство!



Ахмед: Петя, а тебе кто больше нравится, Плеханов или Дзержинский?



Петр: О, Господи. Откуда ты этой херни нахватался?



Ахмед: Это не херня, я смотрю исторический канал.



Петр: А на олимпиады по истории ездил?



Ахмед: Конечно!



Петр: Лиля, кто такой Плеханов?



Лиличка: Артист?



Петр: Лиля, кто такой Сталин?



Лиличка: Я знаю, кто такой Сталин, это президент СССР, вы меня дурой считаете?



Ахмед: Лиля, что такое постоянная Планка?



Лиличка: Это планка, которую прибили гвоздями.



Петр: Лиля… эээ… что такое эффект Допплера?



Лиличка: Эээээ…



Ахмед: Лиля, что такое ряд Фибоначчи?



Лиличка: Ээээ…



Петр: Лиля, что вокруг чего вращается, Земля вокруг Солнца или Солнце вокруг Земли?



Лиличка: Ээээ…



Ахмед: Лиля, кто первый президент России?



Лиличка: Идите нафиг оба! Я отказываюсь отвечать на такие унизительные вопросы!



Ахмед: Лиличка, кто такая Лиля Брик?



Лиличка: Лиля Брик это женщина!



Петр: С этим не поспоришь... Хорошо, последний вопрос. Если ответишь правильно, остаешься, если нет — идешь спать. Автор оперы «Евгений Онегин»? Подсказываю, это как-то связано с моим именем.



Лиличка: Пушкин?



Петр: Нет.



Лиличка: Зайцев?



Петр: Иди учи матчасть.



Ахмед: Чайковский.



Лиличка: Ну и что! Каждые люди знают разные вещи. Спорим, вы не сможете ответить на мой вопрос?



Ахмед: Спорим, что сможем.



Лиличка: Кто снял «Горбатую гору»?



Ахмед: Энг Ли.



Петр: Давай-давай отсюда.



Лиличка: Я не уйду!



Петр: Люда! Людочка!



Вбегает Людочка.



Людочка: Что, поймали маньяка?



Петр: Люда, уведи эту девочку. Она нарушает режим.



Лиличка: Я уйду! Только потом не жалуйтесь, если вас задушит маньяк!



Людочка уводит Лиличку.



 



Ахмед: Ну, чем займемся?



Петр: Я буду спать (ложится).



Ахмед: Хочешь, я закажу пиццу?



Петр: Не хочу.



Ахмед: Хочешь поиграть в фаркрай? Я ноут принесу.



Петр: Отстань.



Ахмед: Петя, этот твой взрослый друг, он тебя на сколько старше?



Петр: На двадцать.



Ахмед: А ты меня старше на шесть.



Петр: Я должен сделать какой-то вывод?



Ахмед: Спокойной ночи (ложится)… Петя!



Петр: А?



Ахмед: Чего ты боишься? Мы почти одного возраста. Почему мы не можем дружить?



Петр: О, Господи, как жарко…



Ахмед: А ты чулки сними. В них ноги потеют.



Петр: Я тебя задушу этими чулками (сдирает чулки).



Ахмед: Петя, ты гей?



Петр: Ты заткнешься когда-нибудь или нет? (душит Ахмеда чулками) Я не гей! Понял, мразь? Я не гей! (Перестает душить Ахмеда).



Ахмед лежит и кашляет, держась за горло.



Ахмед: А вот это было обидно.



Петр: Иди собирай свои шмотки! Завтра я тебя вышвырну отсюда!



Ахмед плачет.



Петр: Слушай, Ахмед! Мне насрать, что ты знаешь, кто такой Плеханов! Мне от вас нужно только одно — дисциплина! Я тебе не друг! Если тебе нужны друзья, не будь заносчивым говнюком! И люди сами к тебе потянутся!



Ахмед плачет.



Петр: Ну хватит реветь. (трогает Ахмеда за плечо)



Ахмед: Убери тентакли. (Садится, достает айфон). Алло? Сколько стоит от лагеря «Чайка» до Ростова?.. Четыре двести?.. Да… На четырнадцать тридцать, пожалуйста…



Петр: Ты что, такси заказал?



Ахмед: Да.



Петр: Я не могу отпустить ребенка без сопровождения.



Ахмед: Я все равно уеду.



Петр: Я поеду с тобой.



Ахмед: Благодарю вас, сэр, это излишне. У тебя на обратную дорогу не хватит.



Петр: Это мои проблемы. (Собирает рюкзак)



 



Утро, пляж. Девочки сидят на песке вокруг Лилички.



Лиличка: Сияла ночь. Луной был полон сад… Ахмед мыл свою грязную попу в душевой, готовясь к свиданию… У Ахмеда была просто супер-грязная жопа, поэтому он опаздывал… Яойный вожатый сидел на подоконнике, дожидаясь своего возлюбленного, чтобы насладиться такими желанными, но такими запретными нетрадиционными отношениями. И вдруг… Серая фигура отделилась от мрака. Что это? Женский чулок обвился вокруг шеи бисёнена! Яойный вожатый успел вымолвить только: «Ахмед, я люблю тебя». И затих в ужасных конвульсиях! Маньяк притаился, дожидаясь Ахмеда. Прекрасный восточный шота спешил на свидание, еще не зная горькую правду! И вот… Скрипнула дверь… Входит Ахмед. О, Боже! Он видит Петра на полу бездыханным, а на его нежной шее — косплейный чулок! Напрасно Ахмед пытается сделать Петру искусственное дыхание! В тот самый миг, когда Ахмед встает на колени и склоняется над телом своего активного партнера, второй предательский чулок обвивает его шею! «Мне ни к чему эта жизнь! — восклицает Ахмед. — Убей меня, чтобы я соединился с любимым в следующих перерождениях, где между нами не будет роковой разницы в шесть лет!»



Девочки: И что, они насовсем умерли? Может, их недодушили?



Лиличка, мстительно: НЕТ! Они были тщательно задушены! Душа Ахмеда в мгновение ока очутилась в озере среди огромных лотосов, и в чашке одного цветка сидел в позе удовольствия обнаженный Петр! Представьте себе радость яойной пары!



Петр, входит: Четвертый отряд! Сегодня не купаемся! Акватория сильно загрязнена мазутом!



Лиличка: Упс!..



Входит Ахмед, у него на плече пляжная сумка. Садится в шезлонг, достает из сумки банку колы.



Ахмед: Всем привет.



Девочки: Привет, Ахмедик!



Петр: Не возражаешь? (Садится в соседний шезлонг, Ахмед дает ему другую банку.)



Ахмед: Что-то я голодный… Хочу шаурму.



Петр (орет): Арсен, сбегай до ларька, купи две шаурмы!



Арсен: Я вам не прислуга!



Петр: Быстро! (Вскакивает из шезлонга, ловит Арсена, дает ему деньги.) Иди давай!



Арсен убегает.



Петр: Ну как?



Ахмед: Я уже чувствую, как ко мне тянутся люди… Их холодные тентакли на моих плечах… Что может быть прекрасней? (Ставит банку, достает из сумки черные некомими, надевает.) Петя, я счастлив… Главное, чтобы Арсен не плюнул в шаурму.



Петр: Да, главное, чтобы Арсен не плюнул в шаурму.



Смотрят вдаль. Входит Дядя Матроскин с пластиковой бутылкой пива и пакетом.



Дядя Матроскин: Деточки, дружба — это чудо! Что-то у меня глаза на мокром месте… Скоро начну срать радугой, как блюющие единороги… Деточки, я проебал свою молодость… Что мне остается? Старый компьютер, хентай с тентаклями и полторашка… Деточки, дайте мне кусочек своей жизни…



Петр, лениво: Пшел вон, содомит!



Включается музыка. Пионеры танцуют вместе с дядей Матроскиным.



 



Занавес



 


 
 


Комментарии ( 10 )     Рецензии ( 1 )

 


#877 21.11.2018 17:02 писарчук
Интересная пьеса. Немного сатирическая, немного хулиганская. Автор себя не сдерживает, он явно рад позубоскалить. Только вот тема для пьесы весьма салоноватая, как бы не поскользнуться, невзначай. Герои явно живые, но их живость как бы односторонняя. И сейчас вряд ли бы кто чморил Ахмеда, скорее уж Ахмед всех чморил. И тема пьесы – пионеры и пидарасы явно наиграна. Автор пытается иронизировать и ёрничать. Но эта ирония не врачует. Она напротив вызывает некоторое обозление.
Не думаю, что пьеса может быть, поставлена в театре. Она скорее для чтения. Чем для сцены. Для драмтеатра она слишком мелка, а вот для театра юного зрителя слишком взрослая – ни +12, ни+16 тут не отделаешься


Чтобы оставлять рецензии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге