Под водой (конкурс)

 
04.11.2020 Раздел: конкурс2020 Перейти к комментариям ↓
 

– Кобелино, кобелино, есть одна награда – смерть! – на последнем слове голос соседки срывается в хриплый хохот. Невнятно гудит задетая её телом труба, похотливо бормочет Муравьед. Пугачёва в своём замке должна вздрогнуть и крепче обнять муляж Галкина, чтоб отпустило.

Ровное журчание душа скрывает дальнейшие слова, шорохи, движения. Вода смывает соседское соитие в канализацию и дальше, дальше. Туда, где в осклизлых трубах под нашим домом, под детской площадкой, под гаражами, пугая червей, проносится усталым поездом метро в никуда: ...ерть, ...ерть...

А я смотрю в зеркало над старым умывальником.

Прыщи на лбу давно уже не подростковые, просто прыщи. Русые до белёсого волосы по плечи. Никакой помады – я и так редко её достаю, а уж в ванную – зачем? И глаза... Ох, уж эти серые утиные глазки. Тьфу!

Меня зовут Анфиса. Печаль эта со мной уже тридцать три года. И я стою перед зеркалом, слушаю соседей сверху и вздрагиваю, зябко поводя плечами.

По странному капризу строителей вентиляция доносит по вертикали санузлов почти все звуки громче шёпота. Этажа на три в обе стороны, затухая. Поэтому я не пою в ванной, мне стыдно. Только чищу зубы, сплёвывая на покрытый трещинками фаянс, придерживаю на груди норовящий соскользнуть халат и слушаю чужую жизнь.

– Анечка... – задыхаясь, зовёт мать. Встать она не может, только повышает голос.

Я открываю тугой кран и смываю белые с красными нитками крови разводы с умывальника. Прах к праху, пусть вода унесёт и это.

Ненависть. Меня ведёт за руку ненависть ко всем этим людям вокруг. К самой себе, не давая даже зайти к зубному. Впрочем, я вру – на платную клинику просто нет денег, а в районную поликлинику – страшно.

Вообще без зубов оставят.

– Что, мать?

Я зову её так уже год после инсульта. Не мама, не мамочка, не... Все эти слова в прошлом, до ненависти. И до её инсульта, превратившего человека в парализованную наполовину опухшую куклу.

– Принеси воды, Анечка.

И здесь вода. Повсюду одна вода... Не оборачиваясь, толкаю задницей дверь ванной, она бьётся о косяк и со скрипом приоткрывается заново: защёлка давно сломана. Новая ручка? Не смешите меня. У нас на лекарства с трудом хватает. Пенсия двенадцать, моя зарплата – двадцать три. На руки. Чистыми. Иногда я запираюсь в ванной и беззвучно плачу.

– Да, мать.

Мне пора бежать на работу, но я стою и смотрю, как она держит неловкой правой рукой стакан, проливает на себя воду. Полуприкрытый глаз дробится гранями и кажется жутковатым размытым пятном. В комнате воняет больницей, мочой и неуверенной смертью.

Мать почти роняет пустой стакан. Я иду на кухню, наливаю ей воду, со стуком ставлю на тумбочку, придвигаю ближе домашний телефон.

– Звони Сергевне, если что. Ей два этажа вверх, а мне полчаса езды. И полчаса обратно, не забудь. И с работы выпрут за отсутствие, я и так...

Она поджимает губы. Парализованная половина лица остаётся застывшей маской, поэтому кажется, что мать ухмыляется.

– Беги, Анечка, – невнятно говорит она и сжимает здоровой рукой одеяло в комок.

Одеваюсь по-солдатски, минуты за две, стараясь не оборачиваться. Не видеть её за приоткрытой дверцей шкафа. Я опаздываю, шеф снова скажет, что таких работниц, как я, на порог бы...

Уже на лестнице сталкиваюсь с Муравьедом: плюгавый мужичок, с плешью и редкими зубами, мразь. Но Натаху ебёт исправно, тут ничего не скажешь, то-то она напевает.

– А что, Анфиска, не завалиться ли нам вечерком в кафетерий?

Мне хочется ударить его. По-мужски, кулаком в зубы, чтобы стереть похотливую улыбочку. Чтобы не смотрел так сально, скот, хуй ещё от жены не просох, а туда же – в кафе-е-терий... Гнида.

– Пошёл бы ты в жопу!

Он не обижается, скалится и норовит схватить меня за задницу.

– А что? Могу и в жопу. У нас слесарь один в сервисе только туда бабу свою и пользует. Красота, говорит, твёрденько всё, а то пиздёнка расшатанная.

И улыбается. Эта тварь улыбается.

Я понимаю, что бить его уже не хочется. А вот заблевать ему потёртую куртку, чтобы он охуел и отстал – да. Уворачиваюсь от растопыренной пятерни и сбегаю вниз по стёртым ступенькам. Мелкая ересь дождя, запах ноября. Детская площадка. Проход между гаражей. Лужи. Короткий огрызок улицы, угол, остановка автобуса. Лезу в сумочку за мелочью и понимаю, что телефон забыла на зарядке. Мать теперь не дозвонится, как ни старайся. Мне почему-то становится тепло и спокойно. День без идиотских вопросов хотя бы от неё.

...есть одна награда – смех...

В автобусе холодно и душно. Странное сочетание, но так бывает. Негромкое радио, привычные остановки. Люди заходят и выходят, дождь за окнами превращается в мерзкую липкую пелену. А ведь придётся выйти, окунуться в неё с головой.

Пункт выдачи. Глупее работать только в пункте приёма, это ещё одна ступень вниз, на самое дно, где медленно гуляют призраки таджикских дворников. Выдачи. Само слово сродни вою и плачу.

Я опаздываю на три минуты, скользнув за спинами первых клиентов в сторону двери в подсобку. Марина уже работает, шефа пока нет, удача, удача... Вы-да-ча. Куртку на вешалку, бейджик на плоскую грудь слева, дежурную улыбку на лицо по центру. Под маску.

Понурой феей я появляюсь за стойкой. Глаза и маска. И напротив меня – глаза и маска. Дуэль сонных взглядов, мир без любви. И так весь день. И так – всю жизнь.

Ближе к обеду приходит соседка Натаха. Меня, конечно, не узнаёт: и в подъезде-то не здоровается, а уж здесь все на одно лицо. С марлевым выражением.

– Код сто тридцать два.

Даже интересно, что эта корова заказала. Явно не виагру, Муравьед и так хорош.

Тонометр? Я не спешу обратно в зал, не барыня, подождёт.

Открываю белую с синим коробку, разворачиваю плёнку. Прибор, смешной хобот шланга к манжете, какие-то провода. А дорогая штуковина, не по моим доходам. Матери Сергевна меряет давление старым, советским ещё, уродцем с грушей, внимательно следя за пульсом через фонендоскоп. Сидит, поджав губы, вслушивается.

Дёшево и сердито, как раз для нас. Для нищих.

Аккуратно роняю тонометр на стопку чьих-то коробок: разбить не разобьётся, но хоть поломается что-то внутри. Раз, другой, третий, мягко, но неотвратимо.

Так ей и надо. Так им всем и надо.

Заворачиваю всё как было и несу на выдачу. Забирай, тварь, забирай. Он хороший.

– Анфиса Леонидовна, нельзя ли побыстрее? Клиент ждёт.

– Да, Евгений Евгеньевич.

Натаха нервно стучит акрилом когтей по стойке, пианистка хуева. Второй рукой держит телефон, понятно, что спешить ей некуда, но каков вид...

– Ваш заказ.

Она не глядя суёт приборчик в цветастый шоппер и уходит. Правильно, Муравьеду надо здоровье контролировать, а то сотрётся напрочь раньше срока.

День тянется соплёй, за окнами темнеет, а на часах всё ещё шесть. С минутами. Мы работаем до семи вечера, потом надо ещё в магазин, надо ещё доехать.

Ноги болят. Говорят, это у всех от работы продавцом, но позже. К сорока пяти. А у меня вот уже вовсю. Бракованная модель человека, без особого прошлого, без какого-то завтра. Русая белка в колесе.

– Закрываем, – распоряжается шеф. – Марин, подвезти?

Меня не спрашивает. Скоротечный отсос – это не ко мне.

– Спасибо, Евгений Евгеньевич, – масляно соглашается напарница. Ну да совет вам и любовь, сидения только не заляпайте.

Улица, магазин, размазанные пятна фонарей, сырость, автобус.

– Мать, я дома! – бросая пакеты с едой на пол, говорю я. – Телефон забыла, вот ведь овца. Ты как?

К привычной вони подмешивается острый аромат спирта с нотками чего-то медицинского, специфического. Камфора, что ли?

Я переступаю через пакеты, не разуваясь, и заглядываю в комнату. Матери нет. Вообще нет, только развороченная грязная постель, подушка – почему-то на полу, россыпь бумажек возле шкафа. На тумбочке пустые стаканы, ампулы, ватка с пятном крови.

– Документы искали. Паспорт, полис...

Сергеевна, соседка снизу, сидит за столом, теребит в руках платок.

– И чего? – глупо спрашиваю я.

– Нашли. Не сразу только. И чего она Наташке позвонила, не могла меня подождать...

Соседка начинает плакать. Беззвучно, просто капли по щекам текут сами.

– На полчаса я, дура, вышла... Хлебушка купить... А она весь подъезд обзвонила.

На тумбочке возле моего кресла, по ночам становящегося кроватью, начинает биться в беззвучной истерике телефон. Я обхожу Сергевну, словно боясь её коснуться, беру трубку.

– Да. Да, я. Погодите, но... Ясно. Да не глухая, всё поняла. Валерьянки? Может, и выпью. До свидания, ага.

Аккуратно, будто хрустальную, кладу трубку на место, даже не сдёрнув с зарядки. Двенадцать пропущенных.

– Мамке твоей худо стало, а ты ж без телефона...

– Забыла.

– Да понятно... Давление померять хотела. Мне звонит, а меня нет дома. Она к Натахе, вдруг поможет. Та и пришла, прибор новый, электронный, точный.

Я почему-то вижу, как роняю его на коробки. Раз, другой, третий.

– И чего? – будто поломанная игрушка, повторяю я.

– Так это, криз... Двести на сто сорок. Мать твоя чего сказала, то ей Натаха и дала выпить. Такое же сбивать нужно срочно.

Я сажусь на материну постель. Плевать, что в куртке и джинсах, не важно это.

– Лекарства приняла, а ей совсем худо, Анечка. «Скорую» вызвали, это я уж, а мамка сознание теряет. Бредила чего-то, тебя звала. Я Наташке говорю, давай мне померяем, твоим новым электронным. А его видать заклинило, двести на сто сорок. У меня. У Наташки. Поломанный он, бракованный. Мать еле вытащили, тяжелящая... А кто звонил-то?

– Из больницы.

Сергевна шевелится, платком щёку вытирает. Теперь у неё только одна мокрая, правая.

– И что говорят?

– Да уже ничего. Валерьянки посоветовали. Пустырничку. Стресс, всё-таки... Ну, и соболезнования. Не приходя в сознание.

Сергевна встаёт и идёт к двери, не хочет мне мешать, наверное. Обходит пакеты с покупками, выходит на лестницу. Там как раз Муравьед домой поднимается, видно сейчас, откуда погоняло: рожа пьяная, голова наклонена, обводит ступеньки заплывшими глазами, словно добычу ищет. А руки врастопырку и пальцами шевелит. Охотник вернулся с холмов...

Я запираю дверь и иду в санузел, включаю воду и сажусь на холодный край ванны.

Трубы гудят, смывают под землю всё, что было, всё, что накопилось за жизнь, с негромким шелестом льётся вода, под которой мы все живём, проклявшие сами себя. Бракованные модели человека.

 
 


Комментарии (180)     Рецензии (0)

1 2 3 4
 


#3457724 21.11.2020 12:08 Александр

Достоевский прям. Гуд

#3457810 21.11.2020 16:30 писарчук

Голосую

>ХЛМ, прошу прощения. Продолжим... Перемещайтесь, ваша светлость с запахом трудового пота. Чат сегодня здесь ©
#3457837 21.11.2020 18:39 alexeygagach

Перенесу сюда:

Бы гы гы. Получил полное наслаждение от конкурса. Тути фарс и трагедия. Возмущение, отчаяние, принятие. КАлоритные персонажи. Уважаемые авторы.

Некий Мерд. Поленился выдумать для конкурса рассказ, сжульничал, пихнув старьё, в надежде, что прокатит. Любит обсуждать мужские лица. Слава богу, моё ему не понравилось. При всём при этом испытывает испанский стыд за людей, готовых жрать кал за деньги. В случае победы со старым рассказом, полагаю, Мерд бы честно вернул деньги администрации и признался в подлоге.

Рега. Готов усраться за рассказ №12. И усрался, фактически обвинив Юрия Жукова в симуляции болезни, сравнив с персонажами статьи Кузьменкова. Свою заинтересованность объясняет утончённым художественным вкусом, голоса за другой рассказ считает купленными.

Вадег. Эркюль наш Пуаро. Нашёл размещённый на моей странице пост, который находится в свободном доступе. Утверждает, что плетётся тайный заговор и подкуп, под крышей администрации сайта, на виду у подписанных на мою страницу конкурсантов. Придумал у себя в голове свои правила, яростно обвиняет меня в их нарушении. Клеймит позором голосовавших за рассказ №13.

Вадег, правилами конкурса не запрещается топить за свой или чужой рассказ в социальных сетях. Я полагаю, что даже приветствуется. Сайт должен быть популярным. Люди, которые приходят и голосуют, имеют на это полное право. Это не накрутка, это агитация или реклама. Накрутка - создание фейковых аккаунтов, призыв к голосованию за деньги, подкуп. Я на своей странице прорекламировл конкурс, не забыв при этом упомяуть рассказ, который больше всех мне понравился, не забыв упомянуть себя любимого. Рассказ Юры по всем параметрам лучше моего, по-этому я призывал в комментариях голосовать именно за него. Имею на это полное право, а рассказ №13 имеет все шансы на победу.

Кто-то голосует за рассказ, кто-то за автора, кому-то похуй за кого голосовать. Голосующие, взрослые люди, им решать самим. Всем была предоставленна возможность перейти в голосовалку и ознакомиться с рассказами конкурсантов. Все авторы, перед участием в конкурсе знали, что будет голосование читателей, чего теперь орать?

В остальном, классика жанра - интриги, скандалы, расследования. Вполне ожидаемо.

Гагача в президенты! Make alterlit great again.
#3457840 21.11.2020 19:01 Salander

я пока конкурсные крео читала, аж грустила: чета не задался конкурс, все так убийственно-грустно-серьезно. а сейчас смотрю - определенно задался!

#3457842 21.11.2020 19:05 ХЛМ

ответ на комментарий пользователя Salander : #3457840

приветствую.

#3457843 21.11.2020 19:08 Innabrumeli
Даже смешны эти обвинения в сторону проголосовавших за рассказ Юры. Если доктор с почти с 10 тысячью подписчиков в ФБ , здесь только зарегистрировался , да из- за друзей, считая их талантливее себя. Это отнюдь не означает фейк , а дружеская помощь, что не запрещено правилами. Кстати, , тут есть ещё один мой аккаунт, так как я являюсь соавтором Пятницкого в "Серых Ангелах" но с него я не голосовала , это легко проверить. Очень много интересных рассказов прочла, не вошедших шорт-лист.Но голосовала все равно за за Юру и по объективным и по субъективным причинам. Про деньги заплаченные мне, поржала в голос. Это Вадеги по себе судят , видать.

В рассказах Юры Жукова всегда одни и те же компоненты: смерть, злоба и отсутствие любви. 

 

Не знаю какое это имеет отношение к ироничному конкурсу про стыд за другого человека. 

 

Кто-то уже писал про озвучку победителя, если этот рассказ озвучить, то у сайта появится сомнительная визитка. 

Света, я пишу что, как и о чём могу. Глупо упрекать дворника за метлу.

ответ на комментарий пользователя Павел Кротов : #3457845

где ты увидел упреки к твоей тематике? В том подходит ли она тематике конкурса, да. Но редакция приняла этот рассказ - ок. 

#3457849 21.11.2020 19:24 Salander
ХЛМ, 21.11.2020 19:05

ответ на комментарий пользователя Salander : #3457840

приветствую.


ответно! и, конечно, пережить 200 конкурсных крео - это больно. мои поклоны действующе

#3457850 21.11.2020 19:28 Salander

...действующей редакции
 

#3457851 21.11.2020 19:40 Salander

ответ на комментарий пользователя Алеся Ранимая : #3457844

да тут все решили выдать если не Чехова, то Гоголя, даже лучшие из девочек приправляли иронию слезой. я, конечно, не читала основной массив, но верю редакции - видимо, там ваще был ад

ответ на комментарий пользователя Salander : #34578

Судя по отзывам - 230 текстов! не завидую их миссии.  поржать не получилось, к сожалению. 

 

если не хуй, то пизда, если не пизда, то жопа, она ж теснее, если не всё это, то хуй во рту. все еблись и никто не смеялся.

 

единственные два рассказа, что мне действительно понравились Сеанс (Жарова) и Гешин рассказ - вообще не вошли в финал 

#3457854 21.11.2020 20:09 Salander

ответ на комментарий пользователя Алеся Ранимая : #3457853

это сто тыщ виноваты! дали бы пятнадцать, все бы клепали анекдоты и не парились.

кстати да. пятнадцать и грамота

Написано хорошо, но какое это имеет отношение к тематике Конкурса "Испанский стыд".???

ответ на комментарий пользователя Шесть Грустных Букв : #3457976

Шесть Грустных Букв, 24.11.2020 00:07

..... но какое это имеет отношение к тематике Конкурса "Испанский стыд".???

 

yes  Ы ы

ответ на комментарий пользователя Крошка Цахес : #3457980

спесивому каплуну, его шестеркам и примкнувшему к ним писарчуку изящно провели зал упой по губам

#3457982 24.11.2020 06:10 Рега
ХЛМ, 04.11.2020 15:12

Рассказ хороший, но вот испанского стыда я тут не вижу.

 

#3457983 24.11.2020 06:12 Рега

Чотаржу и не могу. 

какая жизнь, такая и проза - тошнит

#3458733 04.12.2020 16:11 kirill78

Действительно очень достойный текст для первого приза. 

#3458771 04.12.2020 22:52 Мнук внук

Блядь, до сих пор не могу понять, как такая хуерга вообще могла где-то не то, что войти в шорт, а ещё и победить

Чудны дела твои, господи, чудесата нынче аленька и её обитатели

Все разом ослепли штолеа?

Это пиздец

 

#3458772 04.12.2020 22:58 Merd
Да хрен с ним с текстом. Вот ты мне скажи, зачем вот эти вот сиси на главной? Понимаю мне нравятся, ШГБ нравятся, тебе нравятся. Но ведь есть веганы? Женщины? Упырь Лихой? ( куда делась кстати). Кротов Пашка есть ? Сиси только для нас? Ведь глупо, в свете нового уровня ЛИТЕРОТУРЫ?
#3458773 04.12.2020 23:02 Мнук внук

ответ на комментарий пользователя Merd : #3458772

Да, неудобно/неуместно с сиськами на глагне получилось. А вдруг на сайтик зайдут альтернативные инакоебущиеся представители лгбт?

#3458774 04.12.2020 23:03 Мнук внук

Хотя они (предствители лгбт) тут и так есть как бы. Особо алчные при этом.
 

#3458775 04.12.2020 23:21 sevu

ответ на комментарий пользователя Merd : #3458772

Элемнтарно, кому чего не нравится- освящён путь робота Бендра с блэкджеком.

 

#3458776 04.12.2020 23:29 Merd
Мы ископаемые. Потому и непопулярные, мир давно улетел на тяге глупости в беспросветное ничего. Сиськи на Главной крайний рудимент, последняя мясная опора в пустом чепуховом пространстве
1 2 3 4


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге