Автор: Лепрозаик

Колготки

 
07.11.2020 Раздел: конкурс2020 Перейти к комментариям ↓
 

Детство приходит во сне разным: то марширующее с разноцветными шариками на Первомае, то визжащее на карусели «Сюрприз», то ковыряющее офигенную зеленую болячку на коленке. Иногда с фонариком – коробком светлячков, иногда в ситцевом солнцеклеше, или с гофрированным буйством на голове, или в дефицитных колготках…

                                                       ***

Я была самым счастливым ребенком нашего района. Мама не пряла и не ткала, папа не слесарил и не копал глубокие ямы в поисках труб. Назло всем мы были интеллигентной семьей. Мама лечила детские болезни и выписывала путевки на юг, а папа мог на тот самый юг домчать на «Ту-134». Наша фамилия стояла на рецептах, нашей фамилии свято доверяли перед полетом. Когда родители шли через двор, жизнь замирала: забывали про «рыбу» и пиво доминошники, хлопушка для выбивания ковров зависала в воздухе, затыкалась чем-то своим окаменелым и уже побелевшим болонка, прекращалась выпечка в песочнице, и семечки проглатывались с кожурой, минуя опрессованные металлом челюсти. И дело даже не в папиной золотокрылой кокарде, которая слепила лучше летнего солнца. А в том, что родители были красивыми. Мама походила на Понаровскую, только очень скромную, а папа на Штирлица, только веселого. Мой шестнадцатилетний брат удался в обоих сразу. Меня же родители любили просто так и без оглядки.

         Мне разрешалось все. Ослеплять кукол, есть шоколадный пломбир с нарядного платья, приводить в гости без спроса абсолютно всех сверстников, пахнущих то кумысом, то корейской морковкой. Мы угощали их антрекотами и бананами, «Пепси» и жвачкой «Педро», а еще воспоминаниями о Ласточкином гнезде и озере Рица. Папа дарил моим друзьям сказки, из которых я и он выросли, мама в режиме «Скорой» трудилась над их цыпками, брат готовил в космонавты, вращая на стуле-центрифуге. И они уходили, благодарно оставляя пятна на скатерти и унитазную живопись в ответ на нашу обеспеченную незнакомую им жизнь.

        Нам хватало на все: на ежегодные поездки хоть куда, на дачу без корнеплодов, на югославскую обувь, на билеты, купленные у спекулянтов, на ташкентские узоры без оленей, на все. Папа не спеша копил на «Волгу», а мама почему-то на колготки.

Отец выпивал редко. Всегда в отпуске и всегда дома. Коньяк или медицинский спирт. Отпуск только начался, а от маминых «на уколы» остались лишь пустые бутылочки с коричневыми пробками. Футбола в тот день не было, брат самостоятельно готовился к олимпиаде по физике, я самостоятельно кормила плюшевую медвежью морду оладьями со сгущенкой.

– Ольга, – позвал папа маму. – Давай-ка мне двадцать пять, за коньяком съезжу к Николаю в «Целинную».

Мама пришла в зал, посмотрела на отца с таким же видом, с каким обычно разглядывала мои асфальтные раны, и сказала:

– Я все деньги вчера отнесла на книжку. Нам еще в Клайпеду лететь, если помнишь. У меня через три дня зарплата, вот тогда и дам. И вообще, может хватит уже?

         Три дня папа скучать явно не собирался. Где и сколько у мамы спрятано денег он знал точно, но, будучи человеком воспитанным, во второй ящик комода не полез, просто настойчиво и вежливо попросил: «Сейчас».

– Да там не на коньяк! – закрутилась у комода мама. – Там детям! На колготки!

         Отец согласно кивнул и крикнул брату:

– Сыноок, иди сюда на минутку.

         Брат прервал решение задач и вышел из своей комнаты:

– Чего, пап?

– Сынок, тебе колготки нужны?

         Брат молча вернулся к физике.

– Алена, доченька, – обратился ко мне папа. – У тебя колготки есть?

         Вместо ответа я притащила красно-синий ворох и гордо разложила на диване. Мама глянула на меня так, будто я промочила ноги по самые руки, и выдала отцу «колготочные». Вместе с коньяком папа привез маме цветы, а через неделю мы уже собирали ракушки на Рижском взморье.

                                                     ***

Да, красных, синих, коричневых колготок у меня было предостаточно. Для того чтобы проверять на прочность заборы в палисадниках, падать с велосипеда и ходить в старшую группу. Но в хореографическую студию, куда меня отвели после того, как дома начали биться вазы от моих па, нужны были самые белоснежные на свете колготки. Мы уже примерили алые атласные юбки и черные корсажи для первой концертной и от того крайне волнительной польки, невпопад выдавая кренделя голыми ногами и улыбаясь от одного банта до другого. Хореограф была безоглядно обожаема, но строга:

– У кого в воскресенье не будет белых колготок, поставлю сзади.

          В понедельник я сказала маме, что танцую лучше всех. Во вторник мы объехали с ней весь город. В среду мама обзвонила знакомых. В четверг я ножницами вскрыла черепную коробку любимой кукле. А в пятницу из Ленинграда позвонил отец:

– В субботу буду. Что привезти?

– Белые колготки! Срочно! Вставай в очереди, где много женщин! Только белые! Бери несколько пар! Ты что, дочери размер не знаешь?! – мама поверила, что я классно танцую. – Передаю трубку, успокой ее, а то температуру наревет с этим выступлением!

– Аленушка, доченька, не переживай. Привезу, – пообещал телефонный человечек папиным голосом, и я впервые за неделю с облегчением растерла по лицу сопли.

       Ночью снился папа. Он сидел за штурвалом «Ту-134», уверенно командовал полетом, а позади самолета, похожие на неразлучных прекрасных лебедей, летели колготки, уклоняясь от молний и вороньих прицелов. Папа и Ленинград не подвели, и в субботу колготки были! Одни пришлись впору, другие я носила на голове, в них я планировала выйти замуж. Походила на заячью королеву и была абсолютно счастлива.

         Я танцевала свой первый танец так отчаянно, что колготки, не выдержав темпа и темперамента позорно треснули. Но, думаю, белые трусы сделали это незаметным. Главное, хореограф хвалила меня перед родителями.

                                                      ***

С переменным успехом я дотанцевала уже до «Вальса цветов», до подготовительной группы, до первой ноябрьской вьюги.  Сразу в один день потребовались клетчатые тетрадки и шпильки. После занятий в студии мама обсудила с хореографом лечение ОРВИ и покрой своей юбки и потащила меня и сумку с курицей домой. Но у меня был папин характер. Я топала ногами: «Сейчас». Универсам был почти по пути, по дороге я ставила балет на льду, поэтому мама, курица и я доехали быстро.

В отделе «Галантерея», где годами ржавели никому не нужные шпильки, было не протолкнуться.

– Шампунь, наверное, выкинули, – посмеиваясь, сказала мама. – Завтра за твоими шпильками зайдем.

– Не шампунь, – повернулась к нам тетка в пальто с седым кудрявым, как и ее голова, воротником. – Колготки. Черные. Со стрелками. Импортные. По пять пар в одни руки дают. Со стрелками.

– Я за вами, – мама тут же передумала варить курицу и сказала мне. – Как мы удачно за твоими шпильками зашли.

         Полчаса стояли хорошо, но на хвост нам уже села дневная ткацкая смена.  Потом у меня началась чесучая болезнь, и мохеровые шарф и шапка отправились в сумку раздражать курицу. Мама уточнила у каракулевой головы:

– Со стрелками?

– Черные, – подтвердила тетка.

         Еще примерно через полчаса к маме подошла женщина:

– Ольга Николаевна, здравствуйте. Помните меня? Вы нам с курсовкой на гелиотерапию помогли, теперь намного лучше стало…

– Женщина, вам сейчас от меня что надо?! Я вас вперед не пропущу! Занимайте и стойте, мы уже больше часа стоим! – в два раза громче обычного ответила мама.

         Народу прибывало. Нас начало качать, как на теплоходе. Меня отбросило в сторону и вдавило лицом во что-то мягкое и просторное.

– Ты мне ребенка жопой задушишь, жирная корова! – заорал кто-то маминым голосом.

         Коровья жопа извинилась и оказалась моей доброй нянечкой Бакизат Жанатовной. Мама сделала вид, что не знает, к кому водила меня последние годы. Я пыталась исчезнуть в глубине куртки. Очередь смотрела на меня десятками знакомых глаз, говорила голосами мам дворовых друзей, даже показалось, что мимо проскользнула хореограф, и, на пару секунд замерев в аттитюде, печально выдохнула «по три в одни руки, заканчиваются».

– Человек десять-двенадцать всего осталось, ты, наверное, устала, голодная? Хочешь эклеров? Кулинария еще открыта, – мама сжала мою потную ладошку и чмокнула в макушку.

         Я проснулась, но мы почему-то так и стояли в очереди. Значит, сон продолжался.

         Из галантерейной полуяви вынырнул ветеран. Распахнул пальто, показывая маме металлическую грудь и оттесняя на шаг назад. Мама выпустила мою руку.

– Ах ты, старая суууууууукаааааа! Разбренчался тут юбилейными медальками! – закричала она и наотмашь огрела ветерана по голове бульонным снарядом. – Тебе тоже колгооооотки нужныыыы?!

         Орденоносец упал на пол с печальным звоном, а потом исчез так же внезапно, как и появился. Очередь уважительно отодвинулась от мамы на безопасный метр. До черных колготок со стрелками оставалось пять человек и вся жизнь. Я боком начала отступление к отделу верхней одежды, про меня мама уже не помнила. Там, плутая в драповом лабиринте, я искала огромную моль, которая съела бы мне голову.

– Аленаааа, – звала мама. – Аленааа, ты гдеее?

         Шпильки, конечно, забылись купиться. Тетрадки тем более. А эклеры нет. Я давилась ими до самого дома. Я не ела вечером боевую курицу, не хотела на ночь бумажных богатырей с цепным котом. И своей рукой выключила телевизор с хрюкающей рукавицей. Я лежала, накрывшись с головой, но все равно слышала, как поганая вьюга завывает за окном любимым голосом «ссууууукааааа».

                                                       ***

Утром капроновые ноги в сапогах на высоком каблуке отвели меня в сад. Как всегда поздоровались с Бакизат Жанатовной, помогли раздеться и пообещали забрать пораньше. Взобравшись на подоконник, я смотрела на стрелки, поделившие маму четко пополам, и махала им вслед.

          А вечером прилетел папа. Мы ужинали, смеялись и разбирали подарки. И вчерашнее забылось. Впереди был Новый Год и еще много дней детства.

 
 


Комментарии (33)     Рецензии (0)

1
 


#3455349 07.11.2020 12:59 ХЛМ

Начало просто отвратное, так и веет снобством

В целом в креативе есть много отличных моментов, атмосфереа конечно выписана тщательно

 

нет.

в целом - нет.

понравилась середина.

начало - понты, концовка - нарочитая.

но я таки это прочитал, хотя и "бабо-проза".

а, да, ещё ник понравился.

#3455370 07.11.2020 15:18 Вадег
Математически выверенный испанский стыд. При этом без всяких покраснений лицом и собственно слова стыд.
#3455371 07.11.2020 15:19 Вадег
Девачковое конечно, автор, вы точно в ВА БТВ служили? В белых колготках? Вот ахуел от многогранности.
#3455372 07.11.2020 15:24 Вадег
Детство в СССР было у всех вроде и одинаковое, а вроде и разное. Расскажу за снобизм: был у меня одноклассник Максимка, папа метростроевская шишка, мама в одной из книжек на Арбате работала. К ним в дом доже близко на порог не пускали, пока Максимка изволили обед обедать, мы тупо либо на лестнице его дожидались, либо вовсе у подъезда на лавочке. Вот там снобизм так снобизм, а тут наоборот близость к пролетариату.
#3455373 07.11.2020 15:25 Вадег
Жить хотели хорошо все, только кто-то копил на Волгу, а кто-то копил трехлитровые банки на балконе.
#3455374 07.11.2020 15:29 Вадег
А если честно, хотел найти до чего доебаться и не нашёл, с хрюкающей руки вовсе взржанул, так спокойной ночи малыши ещё никто не опускал. Ну и про моль заебок, чо уж.
#3455387 07.11.2020 19:49 mayor1

Извините, не мог удержаться:

#3455388 07.11.2020 19:50 mayor1

[url=https://radikal.ru][img]https://c.radikal.ru/c02/2011/b5/8e0bfe599e2b.jpg[/img][/url]

#3455389 07.11.2020 19:51 mayor1

Как вставить картинку не понял.

#3455393 07.11.2020 20:20 Рега
Такое чувство, что автор специально подгадывал к 7 ноября. Очень понравилось, есть все, что нужно. Иронии выше крыши - весь снобизм был в конечном итоге распят на серпе и молоте, привязанный колготками. Черными. Со стрелками. Попадание в испанский стыд - 146%, автор знал, что делает, как и зачем. Интересных моментов тоже насыпано от души.
#3455394 07.11.2020 20:24 Рега
Для ветеранов вроде как были отдельные магазины "ветеран", там и снабжение почетче и всякий дефицит пылился типа цветных тиливизеров, но ветеранам было всегда дохуя чего надо и в общих очередях. Прям воспоминание детства, как эти бабули дедули по всем очередям мызгались, даже в детском мире прям чуть ли не дежурили.
#3455397 07.11.2020 20:39 Nematros

Автор в очередной раз подтвердил, что могет, но вот например даже про цирк бомжей лично мне понравилось больше. А так, если бы совместить потеницал трех рассказов (вроде три читал на конкурс), было бы огогошеньки как серьезно заявлено на победу. 

#3455403 07.11.2020 23:03 Лепрозаик

ответ на комментарий пользователя Вадег : #3455371

Служил еще в кирзачах и портянках, конечно же.

#3455404 07.11.2020 23:05 Лепрозаик

ответ на комментарий пользователя Рега : #3455393

Да, подгадывал к Великой Октябрьской. Про снобизм все так, все именно так.

#3455405 07.11.2020 23:14 mayor1

Не красиво как-то с ветераном.

#3455406 07.11.2020 23:15 Лепрозаик

ответ на комментарий пользователя Nematros : #3455397

Совмещать или нет - дело вкуса. Тема конкурса очень сложная и интересная. Потому и писал. Кстати, еще очень сложно отличать иронию от юмора, юмор от сатиры, фельетон от анекдота... Ограничение в 10 000 знаков тоже дают знать, на тридцаточке спокойно ужилось бы и большее количество героев и большое количество сюжетной каши. А так 10 000 держат в строгом дозняке. Спасибо за отзыв.

#3455407 07.11.2020 23:25 Nematros

ответ на комментарий пользователя Лепрозаик : #3455406

Не, не, не надо больше всего этого - героев, ситуаций, хуёв и всего остального - я имел ввиду потенциал автора, а не литперсонажей и не конфликтов с перипетиями. Таки да, нужен один рассказ в десять тысяч знаков, сам ловлю себя на мысли, что это отличная тренировка.

#3457322 18.11.2020 20:20 СУКАРОБОТ

Поделка - очень неплохо. Букв - 9818. Стыд есть. Ирония - много! Мы рождены в СССР.

#3457503 19.11.2020 20:57 vj фисташко

оченно женское, скучно.

#3457731 21.11.2020 12:17 vj фисташко

автор стопудово Маючая!

#3457749 21.11.2020 13:29 Рега

Вы тут уже настолько замусолили фамилию Маючей, что настало время сорвать покровы: в проект Маючая вошли Граф, Жаров и собственно Елена Маючая. В соавторстве они написали под этой учеткой перый текст, затем сольно Граф про цирк, Жаров про армию и Маючая про колготки. А Дмитрий Викторович Соколовский, будучи продакт-менеджером, написал Русалку. А я у них подрабатываю простым пиарщиком, идиот. 

#3457750 21.11.2020 13:33 Merd
Я про цирк не писал, ты ошибаешься
#3457751 21.11.2020 13:35 Рега
Merd, 21.11.2020 13:33
Я про цирк не писал, ты ошибаешься

Блин, Русалка - твоя? Совсем запутали уже, папуасы. 

#3457752 21.11.2020 13:37 vj фисташко

ответ на комментарий пользователя Рега : #3457749

не примазывайтесь.

мы мусолим в ином, нежели ваш, контексте, ну

#3457753 21.11.2020 13:39 Merd
Русалка не моя. Жаль, что не моя
#3457754 21.11.2020 13:39 Merd
Это женская проза
#3457755 21.11.2020 13:41 vj фисташко

фсё апять удолиле surprise

#3457800 21.11.2020 15:50 Лепрозаик

ответ на комментарий пользователя vj фисташко : #3457731

Автор - Лепрозаик. Спасибо, что прочитали.

#3457886 22.11.2020 11:30 Петроff

Креативно. Прекрасный язык. Если бы это не было рафинированным пиздежом, было бы совсем хорошо.

Мне понравилось. Голосовал - За

#3457984 24.11.2020 06:31 Рега

Прочёл ещё раз, под кофеёк с печениками.

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге