КРИТИЧЕСКИЙ РЕЧЕКРЯК: этиология и патогенез

 
04.12.2020 Раздел: ИМХОЧ Перейти к комментариям ↓
 

#кузьменков #пустовая #вежлян #ганиева #балла #бойко #данилкин #бред #шизофазия_критики #заумь

 

Слушайте и не говорите, что не слышали. Итак, краткий курс современной русской литературы. Постпамять – искусство дистанций. Ибо литература отпрыгивает, едва захочешь на нее присесть. Нужна попытка отменить определенный модус чувственного и познаваемого, найти новый срез мыслимого: через ритуальное грязеполивание прийти к заморозке своих комплексов. Проза, несмотря на сильное искушение впасть в некий род кибероптимизма и гипостасис симулятивной гиперреальности, должна быть крипторелигиозна. Императивы текущего момента – автолитературоцентристская оптика и эмерджентное чтение, победительная власть двойной логики и релятивное отношение к содержанию победительной правды. И учтите: человек не может не вжевывать резину в почву опыта, но тут мы покидаем область персоналистских философий и перемещаемся в близкий концепциям современной физики метаконтинуум множественных вселенных…

 

Вы думаете, это бредит малярия? Нет, это было и есть. И отнюдь не в Одессе, а в российском толстожурнальном пространстве и литературном сегменте рунета: над отрывком трудился авторский коллектив в составе Валерии Пустовой, Арины Бойко, Алисы Ганиевой, Евгении Вежлян, Ольги Баллы и Андрея Пермякова. Из их цитат и скомпилирована супрасинтаксическая заумь, похожая не то на поэтические потуги Гребенщикова, не то на философские потуги Бодрийяра. Помилуй Бог, сколько же псевдонимов у Фимы Собак!..

 

Было б в мире положенье попроще, можно было бы позвонить 03 и вызвать психиатрическую бригаду. Хотя и доктор Титанушкин с профессором Стравинским в нашем случае не помогут: это не шизофазия, это ее имитация, что гаже всякой патологии.

 

Можно два слова о личном? Я с детства усвоил постулат физика Александра Китайгородского: реникса обожает являться публике в платье из словесной шелухи. Диагностировать ахинею довольно просто: «Утверждения о мире это либо описание фактов, либо логические выводы следствий из твердо установленных фактов, либо гипотезы, которые в принципе могут быть проверены фактами. Если же утверждение не может быть занесено ни в одну из этих граф, то оно лишено содержания, чепуха (можете выбрать любое, что вам нравится)».

 

Возражения насчет гуманитарных наук категорически не принимаю. Филология есть наука точная: вот анафора – вот эпифора, вот экспозиция – вот кульминация, вот фабула – вот сюжет. Вам привет от Шкловского: искусство как прием. А по заявкам любителей лирики – Мандельштам: «Красота – не прихоть полубога, / А хищный глазомер простого столяра». Прочее от лукавого.

 

Затрудняюсь вычислить, когда именно шизофазия с глоссолалией стали литературным комильфо. Кажется, в середине нулевых – точнее сказать не могу: я тогда за литпроцессом не следил. Но попробую реконструировать ситуацию.

 

Примерно тогда возникла так называемая «рекомендательная критика» – слов нет, дивный эвфемизм для лютого и беспардонного product palacement’а. Корифеем ее был Лев Данилкин, который, по слову Сергея Белякова, генерировал не идеи, а слоганы. Каковых наштамповал не одну сотню: «стомиллионный блокбастер», «золотовалютные резервы русской литературы», «великий национальный роман», «завораживающая, чеканная проза» и прочая, прочая, прочая. Но и на старуху бывает поруха: иногда маститого копирайтера с головой накрывал кризис жанра. Тогда на свет являлось нечто эффектное, но маловразумительное: «Текст-проект, с помощью которого пишущий-смотрящий пытается сам стать Словом».

 

Инновация приглянулась трудящимся литературно-критического цеха. Не могла не приглянуться. Тому есть как минимум две причины.

 

Во-первых, не сбрасывайте со счетов эстетическую парадигму постмодерна. Мастерство художника здесь ровным счетом ничего не значит: предметом искусства может быть что угодно, – да хоть разбитый унитаз. Оттого на первый план выходит мастерство интерпретатора. Да много ли у нас талантливых интерпретаторов? – волей-неволей приходится звать на помощь логорею: авось да не заметит публика, подхваченная потоком пустых словес, что ее откровенно дурят, выдавая литературно-критического карася за порося.

 

Во-вторых, искать на пустом месте глубины мысли и красоты слога – воля ваша, но миссия невыполнима. По крайней мере, традиционными методами: гаспаровский анализ текста здесь равен смертному приговору. Поэтому его без сожаления сдали в утиль: архаика, мол, и вообще моветон. Новое время – новые песни, как сказал классик.

 

Василий Ширяев: «Читателю ведь мало интересно, как написана книга, как она выстроена и какие общие идеи в ней проводятся... Читателю интересно, что кого-то от этой книги колбасит, как от дури».

 

Валерия Пустовая: «Убедить читать критик может только своим личным примером – эмоциональным вовлечением в чтение. Это одна из причин кризиса основательного, филологически аргументированного критического высказывания. Оно сегодня неэффективно, не работает на убеждение».

 

Репин, по легенде, просил визитеров-абстракционистов нарисовать лошадь, – и если гости не выдерживали экзамен, гнал их ссаными тряпками на мороз, справедливо полагая, что абстракционизм идет от дилетантства. Коллеги, разнообразия ради позвольте себе хоть одно филологически аргументированное высказывание, – а потом жуйте на здоровье резину пополам с почвой и эмоционально вовлекайте.

 

Извините, отвлекся. Высокие технологии оказались малозатратны:  текст теперь можно вообще в руки не брать – метаконтинуум с гипостасисом годятся на все случаи жизни, потому что ровно ничего не значат. Потому платье из словесной шелухи стало лучшим нарядом для несуществующих достоинств. Самые добросовестные из критиков пытались возвести в их ранг либо общепринятые вещи, либо откровенные провалы.

 

Александр Скидан: «Ильянен нижет слова посредством их колеблющихся признаков, созвучий, флексий», – простите неуча, а чем, кроме флексий, сиречь окончаний, могут быть связаны слова в предложении?

 

Елена Макеенко: «Одна из прелестей этого текста <«Петровы в гриппе» – А.К.> в том, что даже заспойлерить его практически невозможно», – перевод на русский звучит убийственно: прелесть текста в отсутствии фабулы.

 

Но остальные и тем себя не утруждают – тоннами выдают на-гора словесный шлак. Раскопки бесполезны: под его толщей обнаруживается одна-единственная мысль – отчитаться перед издательским PR-отделом. Сейчас буду цитировать – долго и со вкусом: Фоксу одному вышака брать скучно, пусть и читателям тошно станет.

 

Ольга Балла (первый лауреат премии «Неистовый Виссарион», если что): «Скоропись-дикопись, конспект самого себя, едва, если вообще, вычленяемого из текучей реальности. Честно-предлитературное, сырое, напряженное, бродящее, почти предсловесное состояние слова, зародыш всех будущих его возможностей».

 

Игорь Гулин: «В накрепко установленных волей Бога и автора координатах рождается вихрь. Он расшатывает стройные структуры мира, книги и тела, втягивает их в водоворот четвертого измерения. Так поэзия рождает парадоксальную геометрию спасения».

 

Валерия Пустовая: «Это не магический реализм, а реальность магии. Это жанр-действо. Это проза базовых ритмов и сущностных рифм, когда явления повседневной жизни притягиваются друг к другу, как женское к мужскому».

 

Евгения Вежлян: «Характер этой историчности оказывается нерефлексируемым фундаментом всей конструкции, транспонирующей собственно “прошлое” в “историю”. И в той мере, в какой этот фундамент оказывается незыблем, “история” как таковая, будучи выведенной за скобки, в такого типа истерическом повествовании есть лишь форма упаковки событий, а не содержание разговора». «Истерическое повествование» – явная опечатка, но смысл не страдает, поскольку отсутствует.

 

У меня вопрос: коллеги, вы сами-то свои речекряки понимаете? Хотя это вряд ли. Взять хоть ганиевский «гипостасис симулятивной гиперреальности». Гипостасис есть овеществленная идея – как можно овеществить симуляцию? И как можно симулировать реальность? Или уже цитированный перл: «автолитературоцентристская оптика» – Вежлян, прости: не знаю, как перевести…

 

Скорого конца не ждите. Ветераны уже успели соблазнить малых сих и воспитать новое поколение критиков, свято уверенных, что полная шняга и глубокомыслие суть синонимы. Господа, разрешите представить вам Ольгу Девш. Подборка издранного – цитатник на зависть председателю Мао:

 

«”Жить непроливайкой”. Тезис одиночества. Накапливать туда, где бездонно и потому страшно»; «торит путь по вертикали, проваливаясь в разверзнутый вглубь горизонт»; «дотошная фиксация рефлексии долгожданного, ментально холерического материнства»; «стоп-кран не выдержал, и Лера <Пустовая – А.К.> начала изливать того, кто сидит в ее глубоком пруду»; «критик-мать метафорировала, собирая в единое сакральное бытование физиологию и метафизику, восхищение и страх».

 

Впору перефразировать Данилкина: вся эта дикопись – тексты-проекты, при помощи которых читающий-смотрящий превращается в законченного дебила. Тактика известная: на дурака не нужен нож: ему с три короба наврешь, и делай с ним что хошь. Читаете очередной опус Пустовой или Баллы? Как говорил великий Арутюн Акопян, следите за руками.

 

 

 

 
 


Комментарии (23)     Рецензии (0)

1
 


#3458732 04.12.2020 16:01 prosto_chitatel

Отличная статья. Речекряки как бы оттеняют и добавляют великолепия.

#3458736 04.12.2020 18:35 mayor1

не осилил

#3458737 04.12.2020 18:45 sevu

У критика иногда должно причуствовать чувство юмора, разродиться речкряком для будущей мемастности, но если это обльно на пустом месте. ему- прямая дорога в графоманы-про- заеки.

#3458746 04.12.2020 19:55 abc
Чиво вы хочите от этих ремесленников критики, ежели их учат примерно так: "Художественный код, как система возможных принципов разделения во взаимодополняющие классы универсума репрезентаций, предложенная определенному обществу в данное время, лежит в самой природе социального института. Будучи исторически образованной системой, основанной на социальной реальности, этот набор инструментов восприятия, при помощи которого определенное общество в определенное время присваивает художественные богатства, не зависит от индивидуальной воли и сознания, и заставляет индивидов или проводить различия или уметь это делать. Наклонность к присвоению культурного богатства — это результат общего или специального образования, которое создает художественную компетентность в виде владения инструментарием для усвоения-присвоения этого богатства, и которое создает культурную потребность, давая средство его удовлетворить." Откуда им по-человечески уметь?
#3458747 04.12.2020 20:01 abc
Хотя, може, я и заблуждаюсь, но делаю это искренне.
#3458751 04.12.2020 20:36 Merd

ответ на комментарий пользователя abc : #3458746

Это ты сейчас Сатану вызвал? 

#3458752 04.12.2020 20:38 Мнук внук

абстракционисты-эксгибиционисты какие-то
 

#3458753 04.12.2020 20:40 Merd

Чёта вспомнил. В Казани в девяностые задрались с соседним роеном стенка на стенку. И вижу летит на меня пацан с велосипедной цепью. Тогда цепь разнимали, а один конец мотали изолентой и дрались. Хреновая вещь довольно таки. Ну, короче летит он на меня, а у него из ноздри сопля до подбородка. Он её втягивать пытается, а она на втягивается. А потом он подскальзывается на осеннем ледке и оглушительно пукает, перед тем как упасть. Вот смеху то было!

#3458754 04.12.2020 20:44 Merd

Я ему хлеборезку то разбил. Рамиль чтоли звали. Или Рустем

#3458755 04.12.2020 20:44 abc
Не, для Сотоны конструкция маловата. Я специально лишь кусочек тиснул, а то за здоровье переживательно. А про соплю, то у Гашека в Швейке тож такое было, тока там штык заместо цэпочки.
#3458757 04.12.2020 20:49 Merd

ответ на комментарий пользователя abc : #3458755

Ну про пердеж же небыло? 

#3458758 04.12.2020 20:51 abc

Не, про пердёж вроде не было. Тут коеатив.

#3458759 04.12.2020 20:52 Мнук внук

Как хорошо,
Когда проникнешь один
В истинный смысл
Книги, чью скрытую суть
Прочим постичь не дано.©

#3458777 04.12.2020 23:40 Merd
Выпил полпинты белого в обед, теперь почитаю Вас, Александр. Ваши упражнения в злословии мне нравятся
#3458778 04.12.2020 23:43 Merd
Первый абзац разбудил в воображении мальчика гдядящего из подлобья и гугняво произносящего незнакомые слова. Похолодели яички
#3458779 04.12.2020 23:47 Merd
Эстетическая парадигма постмодерна(с) обосрсться! Она же яибал гибкая и гнется в разные сторлны
#3458780 04.12.2020 23:52 Merd
Я как бэ понимаю, что один на сайте. И слава ШГБ что этот милосердный человек финансирует это уныние вместо того, чтобы потратить деньги на веселых девчонок ( Мария, если ты уже понимаешь русский- привет!) Но вы, Александр, вы реально - находка! Спасибо
#3458781 05.12.2020 00:56 mayor1

двое нас

#3458782 05.12.2020 01:04 Kэп

"завораживающая чеканная проза" - это же про германа сергеича горошку! слово в слово.

#3458783 05.12.2020 01:07 Мнук внук

пятеро, хе--хе

#3458784 05.12.2020 01:15 mayor1

Осилил. Хорошо. Однако, первый абзац должен быть вовлекающим, а не отталкивающим. Иначе, транспарентность гиперфункций псевдовокабулярной дистонии атомизирует эвентуальных адептов. Иными словами — так слона не продать.

#3458785 05.12.2020 01:17 mayor1

Пятый кто?

#3458866 05.12.2020 19:08 Рега

Кузьменкова всегда читаю, но в этот раз заходило тяжеловато. 

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге