Автор: Алекс

М.Л.Д. или Записки из 2039 года. (ГЛАВА 28. ПОПЫТКИ УМНОЖЕНИЯ НА НОЛЬ)

 
17.04.2021 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

ГЛАВА 28. ПОПЫТКИ УМНОЖЕНИЯ НА НОЛЬ.

 

     Слежку я почувствовал сразу, как только вышел за ворота Академии. Оперативный опыт или та самая чуйка? Не знаю, как вы, но некоторые нехорошие взгляды я ощущаю спиной. Хотите научиться? Тогда начинайте тренироваться.

     Первое упражнение несложно: вбейте гвоздь в стену на уровне глаз. Не до конца, а так, чтоб торчал. Повернитесь спиной и слегка коснитесь шляпки затылком. Запомните это неприятное ощущение и слегка отойдите. Продолжайте чувствовать этот холодный опасный гвоздь. Если ощущение исчезло, вернитесь назад. Если сохранилось – отойдите еще дальше от стены. Есть еще несколько интересных развивающих упражнений с зеркалами и с напарниками, но вам на первые два года достаточно и гвоздя.

Как назло все последние дни я добирался до работы пешком. Если заходить через второе КПП, то от дома Милены тут всего шесть километров. По чудесной гаревой дорожке, большей частью проходящей по лесному массиву. Здесь не было ни фонарей, ни камер, да и прохожие в будние дни почти не попадались. Думаю, что зимой в этом месте скорее всего и не чистят, но летом – прекрасно. Пробежался спокойненько, чтобы не вспотеть, разогрелся… и хорошо. По дороге крутил руками, головой, отжимался на траве. Переодевался в кабинете: летом много не нужно. Кабанчик пылился на квартальной парковке, Милена предпочитала велосипед, выходила позже и догоняла меня уже около Академии.

    Парочка, стоящая в тени тополя, не понравилась мне сразу. На мужика я особого внимания не обратил, мужик как мужик, лет сорока пяти, коротко стриженый, одет неброско. А вот его спутница выделялась даже одеждой. Складывалось ощущение некой нелепости от сочетания ярких, наверняка удобных и дорогих кроссовок, каких-то вырвиглазных лосин (здесь такое не носят!) и бледно-зеленой свободной куртки-ветровки до середины бедра. Смуглая цыганская кожа, большой нос, черные, как смоль, волосы. Темные очки на пол-лица со спортивной резинкой на душке. 

Я еще подумал, что она похожа на курдянку или африканскую еврейку. Попадались мне и такие, но не здесь же? Хотя, после того, как Союз стал обрастать территориями, у нас среди граждан и репатриантов разве что нибурян не имеется. И то не факт: кто-то на этой планете должен же работать проктологом? В переносном, разумеется, смысле.

    Я перекинул свою сумочку через голову, зевнул и пошёл к лесу. И это была первая ошибка. Впрочем, по порядку.

    Метров через триста от забора Академии, почувствовав взгляд, я наклонился, чтобы «поправить шнурки». Так и есть: эти двое шли за мной. Казалось бы, что такого? Ну, парочка. Ну, идут в лес. Мало ли зачем? Потрахаться. Почему налегке безо всего сопутствующего? А может они стоя предпочитают? Или пусю в мусю, как говорит Дарья Васильевна. В конце концов, просто возвращаются, как и я, с работы. Вот только дама по дресс-коду не вписывается. И очки эти... Хотя, может быть она тупо пришла навстречу мужичку. Что тогда стояли под деревом? Кого или чего ждали? Тут никто не кучкуется. Через второе КПП вообще ходят единицы. К нему подходит ближайшая дорога от трассы, тут вечно снуют фуры, первое для непешеходов удобнее. Там и проверяют входящих сразу через четыре рамки. А тут одна. У большинства работающих вообще пропуск только через один пункт: или первый, или третий. Это у меня «вездеход», и тот одобрили только после Таиланда.

Что за перцы? У девки под полуармейской курткой может оказаться не только пара дынек. Одета так, точно ничего более подходящего в гардеробе не нашлось. Подходящего для чего?! Ох, блин! Что я так нервничаю? Только ли из-за Светланы? Там тоже всё как-то нелепо… Чуйка… Вот отчего так? Наверное, так происходит, когда мгновенно анализируется все увиденное и услышанное… и сразу выносится вердикт: дэнжэр-дэнжэр[1]!

Зайдя в лес, я решил незаметно свернуть с тропинки влево и пропустить парочку вперед. Там было удачное место – полянка между соснами с низкой редкой травой, на которой я отжимался, если выходил вовремя и оставалось время. Просто иногда Милена затягивала свою утреннюю охоту на бабочек в животе, или я сам… увлекался. Тогда приходилось поспешать. Ненавижу опаздывать даже больше, чем ожидать других.

Я сошел с тропы, повернул к деревьям, быстренько отлил, простите за бестактность, под ближайшую сосну (как показали дальнейшие события – это было правильным решением), постоял за ней еще минут пять. Хотелось закурить, это оказалось бы совсем уместным, но портсигар лежал в квартире: я перешел на одну сигарету в сутки. Вечером. После того как… ну, вы поняли… поднимался лифтом до последнего этажа, потом еще три пролёта пешком до выхода на крышу. Там росла настоящая трава, стояли кресла и шезлонги. Нормально так, душевно. Лежишь и пускаешь кольца дыма в полуночное небо. Если нет дождя, конечно же. На тот случай я просто бежал в ближайшую беседку около барбекю-зоны там же на крыше. Замечательное дело – эти эксплуатируемые кровли!

Когда я вышел из-за сосны, меня ждал сюрприз. На поляне стоял тот самый мужик и явно ждал меня, разминая шею.

***

    По тому, как спокойно он это делал, и тому, как быстро они меня нашли, до меня дошло, что ребята, похоже, серьезные. Отслеж по коммуникатору через очки дополненной реальности теперь не для всех. И, скорее всего, меня собираются бить. Зная, что убедить словами не получится. Где эта ебучая цыганка? Она должна быть неподалеку. Надо как можно быстрее вырубать мужика.

Я подмигнул ему, предупредив: «Аккуратнее, тут – за сосной куча, не наступи!» и беззаботно пошёл навстречу. По его молчанию и тому, как он изготовился, напрягшись и начав переминаться, я понял, что драки не избежать. Где баба?!

Поскольку незнакомец топтался, держа руки на уровне живота, я предположил, что это скорее рукопашник, чем боксер или другой «ударник». Понятно, что все они стараются изучать чужие техники, что-то заимствуют, но в критичных ситуациях боксеры предпочитают бить, а борцы — бороться, заводить на болевой или душить. Руки держит низко – боится удара в пах или в живот. Понимает, что высокие удары его противник применять не станет – велик риск, что вторая сторона отловит ногу и опрокинет. Продуманный, сука, уважаю.

Лично я обожаю бить боксеров. Видишь, что перед тобой явно боксер, а не кикер[2], и начинаешь глумиться. Тут, главное, не попасть под его серию: эти собаки на рефлексе могут пробить не слабо, а сами удары держат неплохо. Только, как правило, те, к которым привыкли. Делаешь серьезную морду, встаешь в классическую боксерскую стойку и начинаешь прыгать. Через секунд пять (раньше нельзя – до них доходит долго) наблюдаешь довольную ухмылку (типа «Ща я тебя, лошок!»), тут же пробиваешь лоу-кик[3]. Или «майя»[4] в живот. Хорошо заходит – дистанцией боксари считают расстояние собственной вытянутой руки.

     Всё это, конечно же, пролетело в моей голове мгновенно, на рефлексах. С этим персонажем мы бороться не будем, не на ковре, блин! Поэтому, сближаясь, я перевёл взгляд мужику за спину, сделал изумленное лицо и заорал: «Бей его, Коля!».

Мужик, не оглядываясь, мгновенно пригнулся и шагнул вперед и в сторону, опасаясь удара сзади. Мне хватило этих долей секунды, чтобы с ходу дотянуться до него круговым ударом правой прямой ноги. Внутренней частью стопы я попал в район виска, но удар оказался недостаточно точен и силен, чтоб опрокинуть соперника. В тот момент, когда я ставил бившую ногу пяткой вперед, чтобы задействовать вторую, и переносил вес тела, этот перец, не выпрямляясь, обеими руками подхватил меня под ахилл и опрокинул на бок. Голову я сберёг, согнувшись и даже рефлекторно отстраховавшись рукой от мягкой в принципе земли. Успел еще брыкнуть ногой, но мужик навалился всем корпусом, захватил руку, и, скрестив ноги, вышел на классический болевой локтя. Даже прогнулся в спине, всё как на тренировке. Я похлопал его свободной ладонью по ноге: сдаюсь. Он немного ослабил хватку, отдышался и свистнул. Беззвучно подошла та самая дамочка, заглянула в лицо. Очков на ней не было. Глаза большие чёрные, зрачки с радужкой сливаются. Нос как у Фрунзика Мкртчана из классической советской комедии «Мимино». Она расстегнула куртку, продемонстрировав наплечную кобуру с ярко-зеленой полимерной рукоятью пистолета, вытянула из нашитой на ремень тканевой полоски длинные пластиковые хомуты, стянула ноги. Внимательно посмотрела, зашла со стороны головы, зажав ее между своих коленей, подвытянула ремешок моей сумки и обмотнула вокруг головы. Я заколошматил свободной рукой, мужик снова прогнулся, заставив меня заорать от боли, баба сильнее сжала бедра и передавила сонную артерию.

***

     Очнулся я в том же лесу, видимо после отключки мне связали руки за спиной и отволокли подальше от тропы. Я сидел, приваленный спиной к сосне, верхом на моих ступнях сидела эта носатая, в районе паха лежал шарик экспресс-переводчика.

Чем она привела меня в чувство? А, вижу: в нагрудном кармане куртки топорщится какой-то флакончик. Кобура, кстати, на месте, пистолет по размеру и рукояти похож на девятое поколение семнадцатого «Глока». Вопрос только в том, какой модуль установлен — тазер-электрошок или огнестрел. Не самый, заметим, животрепещущий вопрос. Для меня сейчас «оба хуже», как говорил товарищ Сталин.

     Мужика не было видно, судя по отсутствию моей сумки, в которой лежал коммуникатор, он имитирует мое передвижение. Доберется до остановки, закинет под сидение и сойдет. Пока меня хватятся, «я» уже столько кругов намотаю!

Судя по всему — интуристы какие-то. Посольские? Им тут близко. Шар переводчика, исполненный в виде глобуса, говорил о том, что через переводчик коммуникатора со мной говорить не желают. Правильно, зачем его светить? Свои гаджеты тоже поди в машине оставили. Типа: мы пошпёхаться уединились на природе. А сами сюда, налегке. Какого хера они меня в самом лесу не дождались, а торчали неподалеку от КПП? Там и камеры совсем близко, хотя такие кадры не попадутся. Опытные. Шар этот, смотрю, включен в режиме медленного, максимально точного, перевода. Со всеми идиомами, жаргонизмами, матом и всем таким. Даже учитывает интонации. Коммуникатор в этом режиме запрашивает словари Сети, а шар уже напичкан всем необходимым. Автономный.

Я прокашлялся и спросил: «Хули надо, мандовошка?». Арабеска вдумчиво выслушала перевод (что-то совсем неведомое, неевропейское — это точно, но и не Китай), дала мне ободряющую оплеуху и длинно произнесла каркающую фразу. М-да, не самое мелодичное наречие. Пожалуй, может потягаться с немчиками.

Теперь мы оба смотрели на крутящийся земной шар на дисплейчике переводчика. Через пять секунд он выплюнул: «Кто ты? Назваться! Статус? Почему напал на нашего человека? Ты не должен проявлять агрессию и обязан сотрудничать!»

Я заметил на траве зевник[5] и понял, почему так больно губам и деснам: меня не били, они просто осмотрели ротовую полость на предмет микрокапсул стирателей. Ха-ха! Нету их в этот раз, слава прогрессу! Значит, теперь они считают, что при моей несговорчивости смогут применить спецсредства? Будут вывозить? Вряд ли… Что делать: тянуть время или, наоборот, постараться освободиться до прихода мужика? Он, правда, на зверя не похож. Может вообще наш какой-нибудь? Я его запомнил. Хотя, брызнут забывашкой и уйдут. И вспоминай потом, не вспоминай… 

— Слышь, как там тебя, неотразимая, слезь с ног: больно. Да и куда я денусь?

Неотразимая привстала, переместившись чуть ближе, взяла шарик в правую руку и несколько раз ударила кулаком левой в пах. Я взвыл и врезал своей головой в её нос. Потекла кровь. Арабеска вскочила было, схватившись за свой шнобель, но я успел подсечь ее в момент вставания, опрокинув навзничь. Далее я развернулся ужом и около минуты колотил ее сверху вниз стянутыми друг к другу пятками, стараясь попасть по голове и шее. Пока, наконец, не осознал, что ответной реакции отчего-то не последовало. Доелозив задницей до ее головы, я заметил в траве под ней плоский камень, уходящий в землю.

Столкнув ногами тело в сторону, я развернулся к нему спиной и принялся перетирать хомуты об острую окровавленную каменную кромку.

***

Оказывать первую помощь не пришлось – когда я освободился, не было даже конвульсий. Я вынул пистолет (точно, «Глок»), положил около, потом, отдышавшись, сунул его за ремень джинсов и оттащил тело метров на десять в сторону. Вернулся к сосне, подобрал переводчик, зевник и ошметки хомутов, присыпал камень сухой землей с иголками и немного взъерошил траву. Толку мало, но так хоть сразу не бросается в глаза. Молодец я, хули, справился с бабой!

Осмотрел пистолет. Не тазер. Это не есть гуд. Как они там сейчас патроны вставляют? Один холостой-шумовой, за ним пара резиновых и шестнадцать боевых? Калибр, конечно, не ахти, но потянет. Не на войне.

     Ага, вот он активатор! Без его отключения этой штукой только пугать. Или кидаться. Даже обойму не достанешь. Под какой пальчик? Скорее всего, под указательный. Пошел назад, взял руку за палец, приложил – крякнул отрицательный сигнал и загорелся красный светодиод. Опасно! Сколько там попыток? Подумал вдруг: так, а не левша ли она? Кобура под правой титькой, по яйцам мне тоже левой клешней колотила, зевник от нее слева валялся. Наверняка, она сама осматривала. Специалист по работе с задержанными? Приложил левую руку – ура: зелёненький. И музыка в ответ повеселее. Выщелкнул обойму, о, да тут все резинострел! Точно, это дипломаты: за боевой патрон наказание жестче в разы, а обрезиненной пулькой можно тоже… таких дел натворить. Особенно если в патроне насыпано что-то правильное.

Приложил свой палец, передернул затвор, нажал на спуск, вставил обойму, приложил палец еще раз. Светодиод моргнул зеленым три раза: теперь это моя пушка.

 Проверил карманы: пусто, пусто, пусто, оп-па – есть! Забывашка, похоже. Не наша упаковка, маленький оранжевый баллончик. Такой только принудительно применять, фиксируя задержанного. Не по группе лиц одной струей. Что еще? Аммиак (ammonium) и таблетки какие-то. Без подписей. Ничего больше. Не лезть же в трусы? Да и вряд ли на такие дела берут что-то с собой. Только необходимое. Плавали – знаем.

И что теперь? Бежать к КПП или дождаться мужика?

 

[1]Danger (англ.) – угроза, опасность, риск.

[2] Кикер (спорт-жарг.)  – кикбоксер, апологет тайского бокса, человек, практикующий эффективные удары ногами и руками.

[3] Лоу-кик – болезненный низкий «рубящий» удар ногой по ноге соперника, зачастую «отсушивающий» ее на продолжительное время.

[4] Мае-гири – эффективный фронтальный удар в корпус или в голову. При должных навыках отлично пробивается не только задней (в стойке) ногой, но и передней, что добавляет неожиданности при его применении.

[5] Зевник (рыбол.) –металлический аксессуар для извлечения крючка или блесны из пасти хищной рыбы. В данном случае жаргонное название устройства для фиксации открытого рта человека при манипуляциях в ротовой полости.

 
 


Комментарии (1)     Рецензии (0)

1
 


#3483496 17.04.2021 09:22 Kremnev207

Здорово написано)

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге